пятница, 19 апреля 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Америка выбрала себе врага по ошибке

Значительная часть демократического мира хотела бы, чтобы Америка оставалась доминирующей глобальной державой. Но поскольку США явно идут на стратегическое перенапряжение, возникает риск, что такой исход будет маловероятным.

Проблемы с глобальным лидерством Америки начинаются внутри страны. Резко партийная политика и глубокая поляризация ослабляют американскую демократию и препятствуют достижению долгосрочных целей. Во внешней политике партийный раскол можно увидеть в том, как воспринимаются потенциальные противники США: согласно опросу, проведённому в марте 2021 года, республиканцев больше всего заботит Китай, а демократов в первую очередь тревожит Россия.

Вероятно, этим объясняется, почему президент США Джо Байден относится к «безответственной» России как к равному сопернику, когда ему следовало бы сосредоточиться на вызове, который бросает Америке её реально равный соперник – Китай. В сравнении с Россией население Китая примерно в десять раз больше, его экономика почти в десять раз больше, а военные расходы примерно в четыре раза больше. Китай не просто могущественнее, но ещё и реально стремится занять место США в качестве господствующей глобальной державы. Напротив, Россия, накапливая войска на границе с Украиной, стремится устранить предполагаемую угрозу безопасности в своём ближайшем зарубежье.

Ускорение упадка глобального лидерства США вряд ли можно назвать заслугой исключительно демократов. Представители обеих партий, сменявшие друг друга в качестве лидеров Америки, так и не смогли понять, что однополярный мировой порядок, возникший после Холодной войны и отличавшийся неоспоримым экономическим и военным доминированием США, уже давно ушёл в прошлое. Америка растратила впустую свой «момент однополярности», развязав дорогостоящую и аморфную «Глобальную войну с террором», которая включала несколько военных интервенций; свою роль сыграли и её подходы к России.

После победы в Холодной войне Америка, по сути, решила совершить затяжной круг победителя, занимаясь стратегическими манёврами, которые демонстрировали на показ её доминирование. Примечательно, что она стремилась расширить НАТО до границ России, прилагая при этом мало усилий к тому, чтобы привлечь Россию в лагерь Запада, как это было сделано с Германией и Японией после Второй мировой войны. Ухудшение отношений с Кремлём способствовало последующей ремилитаризации России.

Да, США остаются главной военной силой в мире, но принятые ими решения и взятые на себя обязательства после 1991 года в Европе и других регионах растянули эту силу тонким слоем. Именно в этом, судя по всему, причина нынешнего отказа США отправлять свои войска на защиту Украины. То, что США предлагают Украине (оружие и боеприпасы), не сможет защитить эту страну от России, которая обладает подавляющим военным преимуществом.

Впрочем, со времён Холодной войны американские лидеры допустили ещё одну фатальную ошибку: помогая подъёму Китая, они содействовали созданию величайшего соперника, с которым когда-либо сталкивалась их страна. К сожалению, они ещё не выучили этот урок. Напротив, Америка продолжает распределять свои недостаточные ресурсы и внимание между избыточно широким кругом глобальных проблем – от российского реваншизма и китайской агрессии до меньших угроз на Ближнем Востоке, в Африке и на Корейском полуострове. И она продолжает непреднамеренно усиливать глобальное влияние Китая, в том числе излишне активно применяя санкции.

Например, запретив своим друзьям и союзникам импортировать нефть из Ирана, две подряд администрации США предоставили Китаю возможность не только покупать нефть с большими скидками, но и стать главным инвестором – и партнёром по безопасности – для этой Исламской республики. Точно так же американские санкции толкнули богатую ресурсами Мьянму в руки Китая. В прошлом году премьер-министр Камбоджи Хун Сен (против его страны США ввели оружейное эмбарго из-за связей с Китаем) задал вопрос: «Если я не будут опираться на Китай, тогда на кого мне опираться?».

Таким же вопросом задаётся Россия. Хотя на протяжении десятилетий Россия и Китай держались друг от друга подальше, введённые по инициативе США санкции после аннексии Россией Крыма в 2014 году, заставили президента Владимира Путина искать более тесного стратегического партнёрства с Китаем. Эти двусторонние отношения, скорее всего, будут углубляться, причём вне зависимости от того, что происходит с Украиной. Впрочем, ряд новых суровых санкций, которые Америка обещает ввести в случае российского вторжения, значительно ускорят этот сдвиг, при этом наибольший выигрыш достанется Китаю.

Жёсткие финансовые санкции, которые планируют США, в том числе «ядерная опция» отключения российских банков от международной платёжной системы SWIFT, превратят Китай в банкира России, что позволит ему зарабатывать огромные прибыли и расширить международное использование своей валюты – юаня. А если Байден выполнит обещание заблокировать газопровод «Северный поток-2», по которому газ должен поставляться из России напрямую в Германию через Балтийское море, тогда Китай получит больше доступа к российским энергоресурсам.

Более того, заручившись в феврале обещанием Путина почти в десять раз увеличить экспорт российского природного газа, Китай начинает выстраивать систему безопасности, которая позволит ему – в случае китайской интервенции против Тайваня – выдержать энергетические санкции Запада и даже блокаду. Кроме того, Китай может получить пользу и для армии, потребовав расширить доступ к российским военным технологиям в обмен на свою поддержку.

Для США укрепление оси Россия-Китай – это самый худший из возможных итогов украинского кризиса. Наилучшим исходом стал бы компромисс с Россией, гарантирующий, что она не будет вторгаться или аннексировать Украину. Позволив США избежать дальнейшего втягивания в европейские дела, такой компромисс помог бы Америке реалистичней сбалансировать ключевые задачи (прежде всего, сдерживание китайской агрессии в Индо-Тихоокеанском регионе) с имеющимися ресурсами и потенциалом.

Будущее международного порядка во главе с США будет решаться в Азии. Сегодня Китай делает всё, что в его силах, чтобы добиться крушения этого порядка. Уже сейчас Китай достаточно силён, чтобы проводить Зимние Олимпийские игры и одновременно осуществлять геноцид мусульман в провинции Синьцзян, наталкиваясь лишь на ограниченный отпор. Если администрация Байдена не осознает истинный масштаб угрозы, исходящей от Китая, и не выберет – как можно скорее – соответствующим образом нацеленную стратегию, тогда сохраняющееся пока что окно возможностей для сохранения американского господства вполне может закрыться.

Брама Челлани – профессор стратегических исследований в Центре политических исследований (Нью-Дели), научный сотрудник Академии Роберта Боша (Берлин), автор книги «Вода, мир и война: Как противостоять глобальному водному кризису» (издательство Rowman & Littlefield Publishers, 2013).

Copyright: Project Syndicate, 2022. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33