воскресенье, 25 февраля 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Орган национальной опасности: как все начиналось

Что-то не заладилось у наших спецслужб. Но это началось гораздо раньше – еще при создании КНБ, которое зачем-то унаследовало лучшие традиции зловещего советского КГБ, мощь которого все же не уберегла от развала СССР. С тех пор спецслужбы преследуют скандалы. О самых громких из них рассказывается в книге экс-председателя КНБ Амангельды Шабдарбаева «Я свой выбор сделал. Продолжение…»

 

«Шабдарбаев, да и сам Назарбаев, не знали, что, когда Президент почти заставит его возглавить КНБ, им обоим это решение принесет много неприятностей. Чтобы понять, куда направил Назарбаев своего неискушенного в политике генерала, необходим краткий исторический экскурс.

Деятельность Комитета национальной безопасности в то время стала жертвой сиюминутных субъективных интересов. В этих условиях было не до этики и правовых норм, не говоря уже о защите долгосрочных интересов страны. Вся история спецслужб республики за период обретения независимости, как, впрочем, и история всех остальных спецслужб новых независимых государств, доказывает, что традиции Железного Феликса глубоко въелись в сознание «чекистов» даже тогда, когда это стало называться «позорными страницами истории».

Соблазн «вершить судьбы людей» охватил эту уникальную в своем роде структуру еще в 20-х годах прошлого столетия, когда чекисты рьяно боролись с контрреволюцией, врагами народа, кулаками, алашординцами, погаными интеллигентами, неизбежно и сами сгорая в огне репрессий. С 50-х годов КГБ усовершенствовал свои традиции «ведущего инструмента проведения линии партии». Миссией КГБ стала тотальная слежка, активное стравливание партийных бонз, но главное – подавление любых, даже самых безобидных признаков вольнодумия. Удивительной живучести этих традиций до наших дней еще предстоит посвятить сотни исследований.

Так или иначе, но в июле 1992 года КГБ был переименован в КНБ и передан в прямое подчинение Президента. 13 июля и стало днем рождения органов национальной безопасности.

Одним из первых руководителей КНБ стал генерал Сат Токпакбаев, до этого руководивший Управлением КГБ-КНБ по Алма-Ате и Алма-Атинской области. В «актив» Токпакбаева можно отнести то, что он является земляком Президента и поддерживал с ним тесные связи в течение всего периода своей службы, даже в период опалы Назарбаева в 1985–1987 годах. Поговаривали, что он держал своего друга в курсе всех анонимок и отношения руководства КГБ к бывшему в то время председателю Совмина.

Токпакбаев руководил КНБ чуть менее двух лет – с декабря 1993 по ноябрь 1995 года. Затем Президент перевел его начальником своей охраны. Но к тому времени был благополучно снижен образовательный уровень офицеров спецслужб, развалены аналитическая работа, контрразведка, разведка, борьба с терроризмом. Зато КНБ семимильными шагами пошел заниматься бизнесом и «крышеванием» разного рода коммерческих фирм.

В это же время Президент поручил своему зятю, Рахату Алиеву, развернуть деятельность налоговой полиции как своеобразного противовеса КНБ, МВД и ГСК. Алиев, надо признать, с этой задачей справился, переманив в свои структуры наиболее молодых, перспективных сотрудников упомянутых ведомств.

А КНБ продолжали сотрясать репутационные скандалы и обвинения в засилье представителей южных кланов. Потерявший терпение Президент весной 1997 года отправил в отставку сначала председателя, а затем и всех его заместителей. Новым председателем был назначен Альнур Мусаев, неплохо показавший себя в СОПе. Однако, похоже, основной задачей Мусаева стала борьба с главным внутренним врагом – на тот момент премьер-министром Акежаном Кажегельдиным. Мусаев сразу же «опустил» премьер-министра, фактически назвав его филером, изгнанным из КГБ «за коммерческую деятельность, несовместимую с функциями офицера». Затем начался массовый слив компромата (в частности, председатель КНБ заявил в парламенте, что Кажегельдин имеет крупные капиталы в западных банках и недвижимость за границей; по словам Мусаева, о возбуждении уголовного дела речь пока не идет, однако ведутся следственные действия для проверки законности формирования подобных средств и источников доходов). Кампанию по дискредитации Кажегельдина на информационном пространстве подхватили все крупные медиахолдинги, прямо или косвенно контролировавшиеся Даригой Назарбаевой и Рахатом Алиевым. К тому времени отношения премьера с супругами испортились несмотря на то, что Дарига Назарбаева не скрывала, что именно Кажегельдин помог ей создать медиаимперию.

Напомним, бывший премьер-министр очень рьяно и в рекордно короткие сроки провел приватизацию крупнейших промышленных активов, по сути проведя масштабный передел собственности, что вызвало неизбежное недовольство тех, кто остался не у дел. Поэтому, предчувствуя свой недолгий век премьерства, Акежан Кажегельдин получил из рук Президента престижный орден и с чувством выполненного долга покинул страну.

Одновременно при активном участии КНБ была проведена «зачистка» информационного пространства от влиятельных медиаструктур, потенциально способных поддержать Кажегельдина на президентских выборах, начались силовые акции, нападения на гражданских активистов, где КНБ не особо утруждал себя тем, чтобы скрыть свои «уши». Имидж Казахстана в глазах мирового сообщества был серьезно подорван. Это было особенно некстати в условиях начавшейся подготовки к досрочным президентским выборам в 1995 году. Назарбаев принимает решение поставить во главе КНБ своего старого соратника и опытного политика Нуртая Абыкаева, «шапраштинца по происхождению и серого кардинала по призванию». Абыкаев последовал примеру Мусаева и полностью разогнал предыдущую команду, оставив Мусаева в знак признания его заслуг своим первым заместителем. Однако в августе 1999 года Абыкаев был снят с должности из-за скандала с продажей истребителей МиГ-21 в Северную Корею, получившего широкий международный резонанс. Председателем вновь стал Альнур Мусаев. Но в противовес ему руководителем Департамента КНБ по Алма-Ате и Алма-Атинской области был назначен Рахат Алиев, занимавший пост первого вице-министра Министерства государственных доходов и председателя Комитета налоговой полиции (КНП).

Алиев взялся за дело системно и со вкусом. Сложилась абсолютно трагикомичная ситуация: все беды и болезни общества (тотальная коррупция, коммерциализация, утечка мозгов, трайбализм, нищета, пьянство) пустили бурную поросль в правоохранительной системе, и в частности в органах национальной безопасности, особенно в Алма-Атинском департаменте – ключевом подразделении КНБ. И все это в глазах общества ассоциировалось с человеком, которого власть мобилизовала на борьбу с этим злом, – зятем Назарбаева!

В стране еще отчетливее запахло духом Дзержинского, Берии и Геббельса, чьи традиции адаптировал к нашей действительности Алиев. КНБ со всем темпераментом бросилось на реализацию пока еще не понятных, но явно больших амбиций нового шефа. Алиев, обладающий немыслимой для других кланов мощью, сочетающей власть и близость к самому первому кругу, пробует себя на серии арестов сначала крупных и средних бизнесменов, а потом его желание «очистить страну» вырастает и до более крупных фигур. Он настойчиво просит разрешения на арест Заманбека Нуркадилова, Якова Заяца и Мухтара Аблязова. Без санкций он упражняется на более «мелких сошках»: сотрудниках акиматов, прокуратуры и полиции. Все это сопровождалось массированной PR-кампанией через подконтрольные СМИ по созданию образа «грозного, но справедливого» борца с коррупцией. «Вишенкой на торте» стало его президентство в Футбольном союзе Республики Казахстан, превратив Алиева в «надежду отечественного спорта».

Надо сказать, что аффилированные к зятю президента масс-медиа тогда пользовались колоссальным влиянием. Неискушенному наблюдателю казалось, что свобода слова в стране получила неизмеримые возможности. Но, к сожалению, именно в этом эрзаце успеха уже зарождались первые ростки недоверия к печатному слову, а власть научилась блестяще манипулировать общественным мнением. И основы использования политтехнологий в самом их циничном воплощении в Казахстане заложил именно Алиев.

К чести последнего надо сказать, что он сумел эффективно и эффектно использовать не только свои медиа активы. Значительно вырос и интеллектуальный потенциал Алма-Атинского КНБ. Чекисты-интеллектуалы – опасный микс в умелых руках.

Рахат Алиев, имевший ученую степень доктора наук, обладал и предпринимательским чутьем. Образованная и амбициозная молодежь потянулось под его крыло, гарантировавшее практически неограниченные ресурсы для реализации самых смелых проектов, особенно если они не предполагали излишней щепетильности.

В то же время события тех лет показали всю неэффективность лелеемых властью органов национальной безопасности. Полное отсутствие разведывательной, аналитической, экспертной деятельности со стороны КНБ стало очевидным даже для непрофессионалов. «Контора», занятая больше искоренением инакомыслия, стала нуждаться и в системном и глубоком информационно-аналитическом обеспечении. КНБ никак не проявило себя и в ходе массовой приватизации «по индивидуальным проектам». Поднимать теперь вопрос о какой-то экономической безопасности в условиях, когда промышленность за считанные годы либо была продана за бесценок, либо попросту перестала существовать, а государственные естественные монополии (национальные компании) оказались под контролем исключительно ловких племянников, сыновей и внуков той же власти, стало просто бессмысленно.

Требовалась полная смена декораций, и председателем КНБ в мае 2001 года стал доктор социологических наук, создатель и бессменный руководитель Центра анализа и стратегических исследований, в последнее время секретарь Совета безопасности Марат Тажин. Тажин в свое время создал сильную аналитическую службу в администрации Президента, под его руководством разработаны основные стратегические концепции развития республики, в том числе национальной безопасности, внешней политики и развития вооруженных сил. Кроме того, он имел в своем послужном списке опыт длительного сотрудничества с бесславно ушедшими в историю органами КГБ СССР. Надо сказать, что в КГБ было одно негласное правило: помимо всего прочего подбирать и продвигать через свои каналы людей, которые в последующем занимали высокие государственные посты и определяли политику страны, причем не только и не столько в интересах партии, а тех, кого в народе подобострастно называли «Конторой...»

Трудно удержаться, чтобы не процитировать в этом контексте слова бывшего в то время руководителем администрации Президента Сарыбая Калмурзаева, представлявшего нового председателя Сенату: «Они привыкли работать через телефон, через подглядывание. А надо предугадывать ситуацию, ход событий. Защита безопасности заключается в том, чтобы принять превентивные меры. Поэтому Президент назначил на этот пост ученого-аналитика». Он также добавил, что «ведомство работало как филиал системы, которая называлась “Советский Союз”».

Первым заместителем Тажина Назарбаев назначил Рахата Алиева. Проведенная им пиар-кампания произвела впечатление на тестя, а его талант в кратчайшие сроки создать эффективный репрессивный аппарат всегда мог пригодиться. Таким образом, Тажин стал «мозгом» этого мощного треста, а Рахат Алиев взял на себя неблагодарную миссию «мочить в сортире» всякого рода коррупционеров, наркоторговцев и международных террористов.

Но этому плодотворному тандему не была суждена долгая жизнь. Во второй половине 2001 года страну потрясла весть о создании движения «Демократический выбор Казахстана» (ДВК). Существует версия, что это был проект «Ак Орды», который в какой-то момент «вышел из-под контроля». Трудно ожидать, что он состоялся без патронажа Марата Тажина, но однозначно, что это был высокорискованный политический спектакль, главные герои которого дорого заплатили за свой дебют.

ДВК стал самым масштабным оппозиционным движением в истории Казахстана за последние 25 лет. Скорее всего, Астана не ожидала, что лидеры ДВК получат поддержку не только политической элиты, но и населения, деятелей культуры, СМИ. И это при том, что лидеры движения Мухтар Аблязов и Галымжан Жакиянов не ставили своей целью свержение власти Назарбаева: «Власть, которая в конечном счете выполняет требования общества, могла бы и дальше управлять страной, но под контролем граждан».

Однако истинным и невольным катализатором создания этого движения был Рахат Алиев, который к тому времени рассматривал весь более или менее крупный бизнес в Казахстане как свою вотчину. По сути, это был протест финансово-промышленных групп, сложившихся к тому времени в стране, против угрозы рейдерства. Однако фигура Алиева, олицетворявшего семью Президента, придавала этой акции особый политический подтекст. Даже несмотря на версию о том, что ДВК в принципе был инспирирован для того, чтобы быть противопоставленным Алиеву. По крайней мере, именно так воспринимались события в тот период.

Итак, 18 ноября 2001 года группа известных государственных и общественных деятелей, бизнесменов во главе с Мухтаром Аблязовым и Галымжаном Жакияновым заявила о создании оппозиционного движения «Демократический выбор Казахстана». Организаторы планировали публично объявить о создании ДВК позже. По словам Жакиянова, на преждевременное обнародование информации о создании ДВК повлияло заявление Рахата Алиева от 16 ноября 2001 года о решимости бороться «со всей той нечистью, которая мешает здоровым силам в обществе спокойно, свободно работать и дышать».

Программа ДВК включала расширение полномочий парламента, введение прямых выборов областных руководителей, проведение избирательной и судебной реформы, а также расширение свободы СМИ. И тут случилось нечто из ряда вон выходящее: к Аблязову и Жакиянову примкнули знаковые люди истеблишмента – Ораз Жандосов, Жаннат Ертлесова, Алихан Байменов, Кайрат Келимбетов, Берик Имашев, Алтынбек Сарсенбаев, депутаты парламента Толен Тохтасынов, Cерик Конакбаев и Булат Абилов, народный артист СССР Асанали Ашимов, председатель правления Казкоммерцбанка Нуржан Субханбердин и другие. Но именно участие членов правительства придало движению характер согласованности с Ак Ордой.

Восемь лет спустя в интервью радио «Азаттык» Рахат Алиев назвал ДВК фальшивкой, созданной по сценарию Президента Казахстана для того, чтобы избавиться от Зятя. Алиев действительно покинул свой пост, что вызвало у лидеров движения неоправданную эйфорию. Правда, ушел он недалеко – Назарбаев «вывел» его из-под удара, приняв очень парадоксальное решение назначить его заместителем начальника Службы охраны Президента, а чуть позже, в середине 2002 года, – чрезвычайным и полномочным послом Казахстана в Австрии.

События развивались стремительно. Уже в январе 2002 в Алматы состоялось учредительное собрание ДВК, в котором приняли участие около тысячи делегатов из всех областей. Среди них были представители различных партий, в том числе Коммунистической партии Казахстана, Республиканской партии Казахстана, движения «Поколение» и т. д. Заседание транслировалось телеканалом «Тан». 20 января в Алматы состоялся митинг ДВК. По данным ГУВД Алматы, в мероприятии приняло участие не более двух тысяч человек, однако Ораз Жандосов утверждал, что было до пяти тысяч митингующих. К движению присоединялось все больше и больше участников. Всего членами ДВК стали свыше шести тысяч человек.

В тот же день бывший в то время премьер-министром Касым-Жомарт Токаев заявил: «Некоторые наши граждане, представляющие бизнес-элиту, и даже государственные служащие, став за десять лет независимости богатыми людьми, решили объявить собственному государству информационную войну, оскорбляя и шантажируя правительство и парламент. Поэтому считаю, что демократия – это не игрушка в руках киндер-сюрпризов от политики».

Премьер тогда фактически предъявил Назарбаеву ультиматум: или «сместить со своих должностей непрофессионалов и интриганов», или Токаев объявит о собственной отставке. Понятно, что Назарбаев вполне предсказуемо «дрогнул» и отправил бунтовщиков в отставку. 25 января 2002 года на совещании акимов Назарбаев пригрозил: «Весь этот набор хорош для юмористических передач, но не для политической жизни страны. Власть просто вынуждена прекратить этот балаган. Я поручил Генеральной прокуратуре совместно с Министерством внутренних дел проанализировать все выступления политиков этих, прессы за последние три месяца и привлечь к ответственности по закону всех, кого надо». Достоянием общественности стало письмо председателя Агентства финансовой полиции Болатбека Булгакбаева всем региональным подразделениям с требованием найти родственников, близких и друзей видных деятелей ДВК, установить, чем они занимаются, и осуществить их проверку с целью «выявления нарушений закона».

Члены оппозиционного движения были сняты с государственных должностей и подверглись уголовным преследованиям.

В декабре 2001 года КНБ возглавил Нартай Дутбаев, кадровый офицер, возглавлявший службу внешней разведки «Барлау». Рахат Алиев в своей нашумевшей книге назвал генерала нацбезопасности Дутбаева «знаменитым сталинским наркомом внутренних дел Ежовым». Имя Дутбаева связывали с обвинением известного независимого журналиста Сергея Дуванова в изнасиловании несовершеннолетней. Однако дело было настолько топорно сфабриковано, что в эту версию никто не поверил. В те же годы «неустановленные лица» расстреляли передающую антенну частной телекомпании «Тан» как акцию устрашения ее хозяина Мухтара Аблязова.

Дутбаеву поручили проучить заигравшихся в политику министров-бизнесменов Аблязова и Жакиянова. Оба подвергались в лагерях жесткому прессингу со стороны сокамерников – агентов КНБ, в результате чего Аблязов пообещал больше никогда не заниматься политикой и был выпущен на свободу. Жакиянов, несмотря на протесты правозащитников, отсидел полный срок.

Но на «эпоху Дутбаева» пришлись еще два самых циничных политических убийства в истории современного Казахстана, которые практически уничтожили доверие общества к спецслужбам. 12 ноября 2005 года оппозиционный политик Заманбек Нуркадилов был найден у себя дома мертвым с тремя огнестрельными ранениями, причем два выстрела были сделаны в грудь и один в голову. Официальная версия произошедшего – самоубийство. Интересно, кто бы мог в это поверить тогда или сейчас? Буквально через несколько месяцев, 13 февраля 2006 года, в 11 часов 40 минут в Талгарском районе Алматинской области между поселком Коктобе и поселком 12-я Бригада на обочине проселочной дороги обнаружены с огнестрельными ранениями трупы Алтынбека Сарсенбаева, его водителя Василия Журавлева и охранника Бауржана Байбосына.

Надо вспомнить, что к моменту своего «самоубийства» Заманбек Нуркадилов в середине 2000-х был одним из самых жестких критиков Назарбаева. Несмотря на это, он не был принят и оппозицией.

Продолжение следует…

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33