пятница, 01 марта 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Экономические санкции против России коснулись нефтегазовой отрасли Казахстана

Индийская компания отказалась от поставок казахстанской нефти из-за экономических санкций и страховых рисков. Индия является одним из крупных импортеров углеводородного сырья из Казахстана.

Indian Oil Corporation попросила своих поставщиков нефти прекратить предлагать российскую и казахстанскую нефть, чтобы избежать любых платежных и страховых рисков, вызванных международными санкциями против России после ее военного вторжения в Украину, сообщает S&P Global Platts. Крупнейшая индийская нефтегазовая корпорация специализируется на нефтепереработке и продаже нефтепродуктов. Ее перерабатывающие мощности превышают 80 млн тонн нефти в год. На ее долю приходится половина рынка нефтепродуктов Индии. В эту страну поставляется около 5,5% от годового экспорта казахстанской нефти. Как произошедшее может повлиять на экспортные возможности Казахстана? Есть ли риск, что примеру индийской компании могут последовать другие импортеры казахстанского углеводородного сырья? Насколько республика зависима от России в вопросах экспорта энергоресурсов? События последних дней показывают, что Казахстан может понести большие экономические потери, несмотря на неучастие в вооруженном конфликте.

Не хотят рисковать

Итак, по словам источников информационного агентства, крупнейший индийский государственный нефтеперерабатывающий завод сообщил трейдерам о том, что такие сорта российской нефти, как Urals и ВСТО, а также казахстанская смесь CPC, больше не будут приниматься. Источники объяснили это тем, что страховые компании заняли позицию по пропуску грузов, перевозящих российские товары, в том числе нефть. По словам трейдера, государственный банк Индии не будет обрабатывать какие-либо транзакции, подпадающие под санкции США, ЕС или ООН.

Urals – это сорт высокосернистой нефти, которая представляет собой смесь из нефти, добываемой в Ханты-Мансийском автономном округе, Башкортостане и Татарстане. Преимущественно она транспортируется по трубопроводам российской компании «Транснефть». ВСТО – марка сибирской нефти, поставляемой по трубопроводу Восточная Сибирь – Тихий океан. CPC Blend – это легкая нефть, в основном, добываемая в Казахстане, экспортируемая по системе Каспийского трубопроводного консорциума (Caspian Pipeline Consortium – отсюда и название CPC). Впервые выведена в конце 2001 года с вводом в эксплуатацию трубопровода КТК.

Так вот экспортные сорта казахстанской нефти представляют собой Urals и CPC, поскольку они отгружаются по трубопроводам, проходящим по территории России, где они смешиваются с российской нефтью и на выходе получается одна смесь, то есть сорт нефти. В 2021 году, к примеру, из республики, согласно данным Минэнерго, было экспортировано 67,6 млн тонн нефти, 53 млн тонн или 78,4% из них было отгружено по трубопроводу КТК, где на выходе в порту Новороссийска он считается смесью СРС. Еще около 12,1 млн тонн (17,7% от всего экспорта) было отгружено по трубопроводу «Атырау-Самара», который далее по трубопроводу российской компании «Транснефть» транспортируется до Новороссийска или порта Усть-Луга, также смешиваясь по дороге с нефтью российских производителей. Этот сорт уже называется Urals. И только около 2,1 млн тонн идет через морской порт Актау. То есть свыше 96% казахстанской экспортной нефти идет через Россию и под российской маркой нефти.

Пока неизвестно, почему индийский трейдер одновременно с российской отказался и от казахстанской нефти. Возможно, продавцом и той, и другой нефти выступило одно и тоже юридическое лицо. Отметим, что по КТК транспортируют казахстанскую нефть и российские компании, работающие в Казахстане, к примеру, ПАО «Лукойл», который имеет долю в двух крупнейших казахстанских проектах – Тенгизе (5%) и Карачаганаке (13,5%).

Кто экспортирует

Что касается тех, кто добывает и экспортирует казахстанскую нефть, то здесь можно отметить, что на долю национальной компании «КазМунайГаз» приходится около 25% нефти (21,6 млн тонн в 2021 году), добытой на территории республики. Все остальное – собственность крупных иностранных или мелких казахстанских частных нефтегазовых компаний.

В десятку крупных участников рынка помимо КМГ входят американские компании Chevron (15,4 млн тонн) и ExxonMobil (9,1 млн тонн), на долю которых в 2020 году пришлось около 19% или более 24,5 млн тонн от всей добычи нефти в республике. За ними идут китайские CNPC и CITIC – 12,9% или свыше 11 млн тонн, третью строчку с одинаковыми показателями занимают итальянская Eni и англо-голландская Shell – по 6,1 млн тонн каждая и по 7,1% – доли от добычи. Также в число крупных нефтедобывающих компаний страны вошли российский Лукойл – более 2,9 млн тонн и 3,5% рынка, французская TotalEnergies – 2,8 млн тонн (3,4%) и японская Inpex – 1,1 млн тонн (1,3%).

Все эти компании, за исключением CITIC, являются участниками трех главных нефтегазовых операторов: ТОО «Тенгизшевройл», North Caspian Operating Company и Карачаганак Петролиум Оперейтинг, которые разрабатывают три самых крупных месторождений страны – Тенгиз, Кашаган и Карачаганак. За исключением КМГ и китайских предприятий, которые часть своей нефти поставляют на внутренний рынок на переработку, все иностранные компании отправляют добытое сырье на экспорт. А основными импортерами казахстанской нефти на сегодняшний день являются страны Европы – 76,6% от 68,6 млн тонн нефти, экспортированного из республики нефти в 2020 году. Среди них самым крупными являются Италия, Нидерланды и Франция. Остальная часть сырья была отгружена в страны Азиатско-Тихоокеанского региона (18,8% или 13,3 млн тонн), Северную Америку и другие государства.

Зависимость Казахстана от нефтяной сферы, по-прежнему, остается высокой. К примеру, в 2020 году вклад нефтегазовой отрасли вместе со смежными отраслями (такими как транспортировка нефти и газа, строительство разведочно-добывающих объектов и геология) в ВВП страны составил 17,2%, а в 2019 году был еще выше – 21,3%. Только ТШО в 2021 году выплатил налогов в бюджет на сумму 1,7 трлн тенге (всего 10,7 трлн тенге налогов поступило в госбюджет). При этом перманентные кризисы на этом рынке и волатильность цен приводят к нестабильности доходов. Если в 2014 году общая выручка республики от экспорта нефти превысила $50 млрд, то в 2020 году она сократилась до $24,4 млрд. Хотя с ростом цены на нефть поднимаются и выручка. Теперь же основному донору страны – нефтегазовой отрасли – угрожает и политическая нестабильность в регионе. В России, к примеру, после ее вторжения в Украину ряд крупных нефтегазовых компаний заявили о намерении уйти с российских нефтегазовых проектов. В частности, британская BP хочет продать свою долю (19,75%) в российской «Роснефти» и вывести двух своих представителей из совета директоров компании. Стоимость актива оценивается в $1,4 млрд.

В Казахстане пока никто не объявил о своем желании уйти из республики. Но первый звонок о грядущих неприятностях в связи с произошедшими в соседней стране событиями прозвучал. Если помимо индийской компании от покупки казахстанской нефти начнут отказываться страны Европы, которые полностью поддерживают Украину, то (учитывая их долю в общем объеме экспорта) не трудно догадаться, что это нанесет большой урон экономике страны.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33