суббота, 15 июня 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Нестабильность как новая норма во всём мире

Российское вторжение на территорию Украины, напряжённость в Тайваньском проливе, пандемия Covid-19, изменение климатапроблемы, с которыми сталкивается мир, различны и волатильны. Но, несмотря на их транснациональную природу, формирование устойчивости к ним должно происходить, прежде всего, в пределах национальных государств.

Эффективное многостороннее сотрудничество, конечно, должно сыграть важную роль. Но интенсификация геополитического соперничества ограничивает потенциал такого сотрудничества. Кроме того, даже если бы государства мира действительно работали вместе, их способность справиться с дестабилизирующими глобальными и региональными тенденциями и дисбалансами в значительной мере зависела бы от той работы, которую проводит каждая из стран для укрепления собственной финансовой, экономической и социальной устойчивости.

Однако на пути эффективных действий на национальном уровне возникает масса барьеров. Во многих странах мира общественное доверие к власти снижается, и поэтому мало кто из политических лидеров обладает политическим мандатом или легитимностью, которые им необходимы для принятия трудных решений, требующихся в подобных ситуациях. Положение осложняется массовым недоверием к СМИ.

Вместо устранения дефицита доверия честным и настойчивым образом, многие политические лидеры и журналисты (особенно на Западе) стремятся объединить население, делая акцент на внешних угрозах, прежде всего, Китае и России. Это опасная попытка отвлечь внимание, которая, скорее всего, снизит уровень безопасности на Западе.

Если государства будут сохранять воинственный настрой, они будут уделять недостаточно внимания и направлять недостаточно ресурсов на выполнение своих внутренних императивов, включая достижение нетто-нулевого уровня выбросов парниковых газов, расширение спроса, предоставление качественных медицинских услуг, обеспечение адекватной социальной защиты, снижение экономического неравенства. Без прогресса на этих направлениях недовольство будет лишь возрастать, ещё сильнее подрывая внутреннюю, региональную и глобальную стабильность.

Китай хотя бы понимает, что попытки решать внутренние проблемы и одновременно вести «словесную войну» в прессе и управлять холодной войной с США – это игра с нулевой суммой. И поэтому в 2020 году Китай представил «стратегию двойной циркуляции», призванную повысить самодостаточность страны и, следовательно, её способность выдерживать внешнее давление и сбои.

В тот момент, когда Китай приступил к реализации этой стратегии, он проводил строгую политику «нулевого Covid-19». Тем самым страна сумела (и это важнее всего) удержать на низком уровне показатели смертности: если бы в Китае уровень смертности от Covid-19 был таким же, как в США, тогда умерли бы около четырёх миллионов китайцев. В реальности в Китае было зарегистрировано лишь несколько тысяч смертей от Covid-19.

Помимо спасения жизней, китайская политика нулевого Covid позволила стране избежать торможения экономики из-за затяжных общенациональных карантинов, что способствовало быстрому восстановлению уровня производства и потребления. Благодаря этому, правительству уверенно приступило к реализации мер структурной перестройки для улучшения качества экономического роста и для продвижения вперёд к цели «общего процветания».

Например, власти решительно занялись снижением рисков в секторе недвижимости и обузданием интернет-гигантов. Хотя эти реформы привели к краткосрочным издержкам – в четвёртом квартале 2021 года темпы роста ВВП замедлились до 4%, – по итогам года они достигли 8,1% (в сравнении с 5,7% в США), а профицит счёта текущих операций в Китае составил $315,7 млрд (1,8% ВВП).

Решительный настрой Китая в устранении дисбалансов подчёркивается и снижением коэффициента финансового левериджа на макроуровне (это показатель общей задолженности страны) на протяжении уже пяти кварталов подряд. В 2021 году он снизился на 7,7 процентных пунктов – до 272,5%. Для сравнения: по состоянию на июнь 2021 года этот коэффициент равнялся 286,2% в США, 416,5% в Японии и 284,3% в еврозоне.

Проводимая страной благоразумная бюджетная и монетарная политика способствовала тому, что в 2021 году стоимость юаня выросла лишь на 2,7% относительно доллара США, хотя в 2020 году эта цифра составила 6,7%. Кроме того, потребительские цены выросли лишь на 0,9% в 2021 году, в то время как в США – на 7%.

Да, цены производителей в 2021 году действительно резко увеличились: их годовые темпы роста достигли пика в октябре (13,5%) из-за волатильности на рынках сырья и сбоев в работе производственных цепочек. Но стабилизационные меры, предпринятые правительством, уже работают, противодействуя данной тенденции.  В результате, инфляция цен производителей замедлилась, составив 9,1% в январе 2022 года.

И ведь Китай лишь только начинает. Стремясь к достижению общего процветания, правительство будет и дальше сочетать рыночные стимулы с бюджетными трансферами для расширения размеров экономического «пирога» значительным образом, гарантируя при этом, что полученный прирост распределяется более справедливо. Впрочем, здесь будут также важны добровольные благотворительные вклады.

Второй приоритет – добиться более сбалансированного и дисциплинированного использования капитала с помощью стимулов (например, способствующих росту производительности) и регулирования (для защиты от спекуляций или монопольных цен). В рамках этой работы Китай поощряет использование долгосрочного паевого капитала вместо долговых обязательств.

Кроме того, правительство Китая занято обеспечением адекватных поставок стратегических природных ресурсов, энергоресурсов, сырья, промышленных материалов и сельскохозяйственной продукции, что позволяет защититься от враждебной геополитической среды. Власти улучшают системы прогнозирования, управления и смягчения наибольших финансовых и нефинансовых рисков, в том числе событий, имеющих низкую вероятность, но серьёзные последствия («чёрный лебедь»), а также замедленных рисков («серый носорог»), подобных изменению климата и утрате биоразнообразия. И они по-прежнему придерживаются своего обещания достигнуть пика выбросов углекислого газа до 2030 года и углеродной нейтральности к 2060 году.

Это амбициозная повестка, и успех не гарантирован. Как показывает собственный опыт Китая, при разработке и реализации смелой политики ошибки неизбежны. Но в течение своей долгой истории Китай демонстрировал способность учиться на собственных ошибках и адаптироваться к меняющимся условиям. Так или иначе, в период глубокой неопределённости и откровенной враждебности у Китая не остаётся особого выбора, кроме как готовиться к худшему. К счастью для остального мира, любые успехи Китая в устранении внутренних дисбалансов будут только повышать глобальную стабильность.

Эндрю Шэн – почётный сотрудник Азиатского глобального института при Гонконгском университете, член Консультативного совета ЮНЕП по устойчивым финансам. Сяо Гэн – председатель Гонконгского института международных финансов, профессор и директор Института политики и практики при Шэньчжэньском финансовом институте Китайского университета Гонконга.

Copyright: Project Syndicate, 2022. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33