пятница, 24 мая 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Как сохранить мировой пролетариат

Проблемы на рынке труда приводят к более широкому социальному и политическому напряжению. На протяжении последних сорока лет глобализация и инновации в технологиях стали благом для тех, у кого имелись связи, профессиональные навыки и богатство, необходимые для получения выгод от появления новых рынков и возможностей. Тем временем у рядовых рабочих было гораздо меньше поводов для радости.

В развитых странах доходы менее образованных людей зачастую стагнировали, несмотря на прирост общей производительности труда. Например, темпы роста заработков рабочих на американском производстве с 1979 года не достигли и трети темпов роста производительности. Усилилась нестабильность на рынке труда и неравенство, а многие города стали приходить в упадок после того, как их фабрики и заводы закрылись, а рабочие места мигрировали в другие регионы.

В развивающихся странах, согласно прогнозам стандартной экономической теории, работники должны были стать главными бенефициарами расширения масштабов глобального разделения труда, однако наибольший выигрыш опять же получили корпорации и капитал. В готовящейся к выходу книге Адама Дина из университета Джорджа Вашингтона показывается, что даже в тех странах, где превалирует демократическое правление, либерализация внешней торговли шла рука об руку с подавлением трудовых прав.

Социолог Уильям Джулиус Уилсон в своей новаторской книге 1996 года «Когда исчезает работа» описывал, как исчезновение рабочих мест для «синих воротничков» способствует распаду семей, наркомании и преступности. Позднее экономисты Энн Кейс и Ангус Дитон задокументировали факт роста «смертности от отчаяния» среди менее образованных американских мужчин. А растущий корпус эмпирической литературы связывает подъём авторитарного, крайне правого популизма в развитых странах с исчезновением хороших рабочих мест для рядовых работников.

Из-за глобальной пандемии Covid-19 трудовые проблемы вновь привлекли внимание – и совершенно правильно. Но как работники могут получить не только то, что им полагается по справедливости, но и доступ к достойным рабочим местам, которые делают возможной жизнь, наполненную смыслом?

Один из подходов: воспользоваться просвещённым эгоизмом крупных корпораций. У довольных, удовлетворённых своим трудом работников выше производительность, они менее склонны увольняться и с большей вероятностью будут предоставлять хороший сервис клиентам. Зейнеп Тон из Массачусетского технологического института показала, что заведения в розничном секторе могут сократить издержки и повысить прибыль, выплачивая хорошие зарплаты, инвестируя в своих работников и реагируя на их нужды.

Однако многие фирмы, утверждающие, что поддерживают высокий уровень трудовых стандартов, одновременно решительно настроены против профсоюзов. А выбор низкого уровня трудовых стандартов – урезание выплат и прав работников – слишком часто оказывается прибыльной корпоративной стратегией. Исторически именно наличие уравновешивающей силы трудящихся (в виде коллективных действий и профсоюзных организаций) приносило им наиболее значительные победы.

Итак, вторая стратегия помощи работникам заключается в укреплении их организационной силы в отношениях с работодателями. Президент США Джо Байден открыто поддерживает этот подход, утверждая, что сокращение американского среднего класса стало следствием уменьшения силы профсоюзов; он пообещал усилить трудовые организации и повысить коллективную переговорную силу работников.

В странах, подобных США, где профсоюзы значительно ослабли, такая стратегия абсолютно необходима для исправления сложившегося дисбаланса в переговорной силе. Но опыт многих европейских стран, где трудовые организации и коллективные переговорные права остаются сильными, показывает, что это не стопроцентное лекарство.

Проблема в том, что сильные трудовые права могут привести к появлению дуалистического рынка труда, на котором выгоды достаются «инсайдерами», то есть тем, кто находится внутри этой системы, в то время как многие менее опытные работники с трудом находят рабочие места. Наличие большой переговорной силы и жёсткого трудового регулирования в целом приносит пользу французским рабочим. Но при этом во Франции один из самых высоких уровней молодёжной безработицы среди развитых стран.

Третья стратегия (она призвана минимизировать безработицу): обеспечить адекватный спрос на труд с помощью экспансионистской макроэкономической политики. Когда бюджетная политика поддерживает совокупный спрос на высоком уровне, работодатели начинают охотиться за работниками, а не наоборот, и безработица может оставаться низкой. Исследование Ларри Мишеля и Джоша Бивенса из Института экономической политики (EPI) показало, что макроэкономическая политика в режиме бюджетной экономии стала главной причиной отставания темпов роста американских зарплат от темпов роста производительности, начиная с 1980-х годов. Напротив, решительные бюджетные меры администрации Байдена в ответ на кризис Covid-19 гарантировали рост зарплат в США на фоне резкого спада безработицы.

Но хотя рынок труда с повышенным спросом может помочь работникам, одновременно он может грозить инфляцией. Кроме того, невозможна целевая макроэкономическая политика для наименее квалифицированных работников или для регионов, которые больше всего нуждаются в рабочих местах.

Отсюда четвёртая стратегия: сдвинуть структуру спроса в экономике с целью помочь именно менее образованным работникам и депрессивным регионам. Дефицит надёжных рабочих мест для среднего класса тесно связан с исчезновением – из-за глобализации и изменений в технологиях – рабочих мест «синих воротничков» в промышленности и рабочих мест в секторе услуг, связанных с продажей и офисным трудом. Власти должны сосредоточиться на расширении предложения рабочих мест для трудящихся со средним уровнем профессиональных навыков, чтобы развернуть вспять эти поляризирующие, негативные тенденции.

Это означает, что нужно пересмотреть существующие программы промышленного и бизнес-развития так, чтобы меры стимулирования были направлены на компании, которые с наибольшей вероятностью будут создавать достойные рабочие места в нужных регионах, и были спланированы с учётом потребностей этих компаний. Традиционная промышленная политика, сильно опирающаяся на налоговые льготы и нацеленная на капиталоёмкое производство, которое требует высококвалифицированных навыков, не очень поможет подстегнуть рост числа хороших рабочих мест для тех, кто в них больше всего нуждается.

Кроме того, мы должны пристально оценить, помогают или вредят новые технологии трудящимся, а также пересмотреть национальную инновационную политику. Сегодня все разговоры почти исключительно сосредоточены на идее, что работники должны проходить переподготовку для адаптации к новым технологиям. Слишком мало говориться о том, как инновации должны адаптироваться к имеющимся навыкам рабочей силы.

Как отмечают экономисты Дарон Аджемоглу, Джозеф Стиглиц и Антон Коринек, направление изменений в технологиях является гибким и зависит от ценовых стимулов, налогов и норм, преобладающих в среде инноваторов. Государственными мерами можно помочь направить развитие автоматизации и технологий искусственного разума на более благоприятный для рабочей силы путь, когда они будут дополнять навыки работников, а не заменять их. Мой коллега по Гарварду Стефани Станчева и я обсуждаем некоторые предварительные идеи на эту тему в докладе, который мы подготовили для президента Франции Эммануэля Макрона.

В конечном итоге для повышения заработков трудящихся и достоинства труда нужно не только укреплять переговорную силу работников, но и увеличивать предложение хороших рабочих мест. Это позволило бы обеспечить для всех работников улучшенные условия труда и справедливо причитающуюся им долю в будущем процветании.

Дэни Родрик профессор международной политической экономии в Школе государственного управлениям им. Джона Кеннеди, президент Международной экономической ассоциации (IEA), автор книги «Откровенный разговор о торговле: Идеи для разумной мировой экономики» (издательство Princeton University Press, 2017).

Copyright: Project Syndicate, 2021. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33