пятница, 24 мая 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Экзекуция кистью и пером: эффект подмены

Если в последнее время на Западе в вопросах религии «тормозов» все меньше, то на постсоветском пространстве после десятилетий жесткой, а подчас и кровавой борьбы с вероисповеданиями к этому вопросу подходят гораздо деликатнее. Ведь были времена, когда с верой боролись и огнем, и мечом, и пером, и кистью. Сегодня мы предлагаем вспомнить историю советской антирелигиозной карикатуры – как поднимался, расцветал и вырождался этот жанр.

Со своим отношением к религии большевики определились задолго до октября 1917 года и своего пришествия к власти. Поэтому революция не сулила ничего хорошего как православным, так и мусульманам, католикам, иудеям, протестантам и другим. Впрочем, это лишь сейчас стало так очевидно. О том, какие масштабы примут гонения на веру, тогда никто и не предполагал. Более того, существуют даже письма на имя Владимира Ленина с просьбой завершить строительства храмов, начатых в предыдущие годы. Несколько таких просьб получили положительные резолюции. Несмотря на проводимую политику борьбы с «религиозными предрассудками», в 1918-1921 годах Ленин периодически высказывался против оскорбления чувств верующих. Выступая на I Всероссийском съезде работниц 19 ноября 1918 года, он отметил: «Бороться с религиозными предрассудками надо чрезвычайно осторожно; много вреда приносят те, которые вносят в эту борьбу оскорбление религиозного чувства». Впрочем, несмотря на разовые предостережения от перегибов, процесс притеснения прав верующих стал необратимым.

Почти сразу, помимо грубого физического насилия – арестов, пыток, расстрелов, разграблений храмов, в ход пошла и пропаганда.

Художник-карикатурист Владимир Мочалов в биографической книге «О себе и не только» писал: «…после 1922 года никаких шаржей и карикатур на больших руководителей в СССР не печатали. Официально говорилось, что главным источником всех несчастий в нашей стране являлся управдом. Ну, в крайнем случае — безымянный чиновник. Очень удобно — и власть делает вид, что к ней это отношения не имеет, и автор не репрессирован».

А вот антирелигиозные карикатуры начали публиковаться со времен начала гражданской войны. Почему именно карикатуры? Дело в том, что основная масса пролетариев и крестьян, на кого была рассчитана подобная пропаганда, была малообразованная. Поэтому визуальное воздействие имело больший эффект, чем обычная печатная агитация и публицистика.

Главным методом в борьбе с верой у большевиков было упрощение всего и вся. По мнению философа Марины Столяр, в распространении карикатуры смех играл важнейшую роль в десакрализации религии. То есть любая сложность, многогранность такого феномена, как религия и вероисповедание подвергалась насмешкам как сказочность и нереалистичность.

Параллельно в массы насаждался другой культ – суррогат религии. Особенно ярко это проявлялось с 1924 года, когда умершего вождя мирового пролетариата Владимира Ленина фактически начали обожествлять. Забальзамированное тело подменило нетленные мощи. Портреты Маркса, Ленина, Сталина и прочих советских вождей очевидно подменяли иконы. Демонстрации вместо крестных ходов, «комсомольские пасхи» - многим памятен эпизод из фильма «Собачье сердце» по мотивам одноименного романа М. Булгакова, когда родившихся детей вместо крестин в церкви приносят «озвездить» в домоуправление.

Но чтобы утвердить обычаи новые, необходимо было покончить с обычаями старыми. Поэтому в карикатурах чаще всего мифологические герои представлены в несуразных бытовых или повседневных ситуациях. Но главное, чем «били» карикатуры, это прочным связыванием религии с царизмом. Гнев за все трудности, которые испытывал народ в предреволюционные годы – нужда, неустроенность, жизнь впроголодь, полицейский произвол, обман чиновников – переносился на религию и священнослужителей. Такой ход был довольно действенным. А возможностей для контрпропаганды у священников становилось все меньше и меньше: храмы закрывались, проповеди запрещались и собрания разгонялись.

Посредством карикатур на священнослужителей «сваливались» все мыслимые и немыслимые грехи. В годы гражданской войны священник автоматически отождествлялся с представителем «белого движения», поэтому становился врагом без всяких разговоров. В карикатурах тех лет священник часто изображался в компании белого генерала, иностранного интервента или крупного капиталиста. А, к примеру, во время коллективизации все неудачи в деревне списывались на кулаков и священников, как их непосредственных союзников. Отбиравшие у крестьян хлеб комиссары таким образом переводили народный гнев с себя на тех, с кем им самим необходимо было расправиться. Карикатуры тех лет весьма характерны: священники паразитируют на народе – лейтмотив почти всех рисунков. Это совпало и со своеобразной привилегией, которую сделал Сталин монастырям – в годы коллективизации их имущество освобождалось от обобществления. Это стало предметом зависти тех, кого насильственно загоняли в колхозы.

Неслучайно первой для атаки была выбрана именно православная церковь. За годы советской власти другие конфессии пострадали не меньше, но подобная очередность объяснялась тем, что, к примеру, на ислам и иудаизм нападки начались не сразу. До конца 1920-х годов советская власть видела в них временных союзников как конфессий, притесняемых в царские времена. Однако к концу двадцатых годов гонения начались и на них. Ярчайшими событиями того времени в религиозной сфере стали упразднение арабской письменности тюркоязычных народов СССР, отмена шариатских и бийских судов в среднеазиатских республиках. И, в частности, запрет праздновать Наурыз.

В карикатурах на антиисламскую тематику в то время важнейшим лейтмотивом была борьба с паранджой для женщин. Как православный священник – с белым генералом, так и мулла в тех агитках связывался с «басмачом». В остальном же мотивы были схожие – карикатуристы делали упор на якобы жадность и стяжательство священнослужителей. Бывало, что рисовали карикатуры одновременно на православного священника, муллу, ксендза и раввина.

Отдельного внимания стоят и карикатуры на обновленцев. Напомним, в 1922 году советские власти предприняли попытку раскола. Часть священнослужителей, готовых к компромиссам с советской властью, откололись от православной церкви. Эта попытка «красной реформации» не увенчалась успехом. Об этом, в частности, свидетельствуют и карикатуры, по которым видно скептическое отношение власти к самому проекту. Уже к началу 1930-х проект обновленчества закончился, толком не успев начаться.

Главную организационную работу по антирелигиозной пропаганде вел Емельян Ярославский, возглавлявший «Союз воинствующих безбожников». По степени ярости и оголтелости те публикации, пожалуй, не имеют аналогов. Своего пика они достигли в конце 30-х годов, когда террор в отношении священнослужителей достиг своего апогея. При этом, как ни странно, это было концом важного этапа в истории советской антирелигиозной карикатуры. По сути, именно в конце 30-х - начале 40-х закончился ее, если можно так сказать, «золотой век».

Волна антирелигиозной пропаганды уже начала стихать в 1939 году после заключения пакта Молотова-Риббентропа, когда в состав Советского Союза включили территории Прибалтики, Западной Украины, Западной Беларуси, Бессарабии и Буковины. Население этих областей не было обработано антирелигиозной карикатурой так, как советские граждане, поэтому решено было не раздражать людей еще и этим, ибо процессы коллективизации, национализации, депортации никак не прибавляли любви к советской власти жителям этих территорий.

А когда началась Великая Отечественная война, главный застрельщик атеистических пасквилей и карикатур Емельян Ярославский остался не у дел. Все усилия карикатуристов были направлены в антифашистское русло – и все известные карикатуристы тех лет – Кукрыниксы, Виктор Дени, Дмитрий Моор, Борис Ефимов – стали рисовать плакаты на соответствующую тематику. Советское государство вновь сблизилось с религией. Храмы снова стали открываться, некоторых иерархов вернули из мест заключения, а в 1943 году восстановили и патриаршество. В новых условиях пасквилям и карикатурам на тему веры не осталось места. И несмотря на то, что «роман» советской власти с православием и другими конфессиями к концу 40-х был прекращен, тема антирелигиозной пропаганды не возникала вплоть до конца 1950-х.

В годы хрущевской оттепели гонения на религию вновь возобновились. И хотя это были уже не аресты и не расстрелы, как в 20-30-е, но церкви снова закрывались и отнимались у верующих. Тема «жадных попов» снова возникла в возрожденном жанре антирелигиозной карикатуры. Но на первый план в жанре карикатуры вышло противопоставление религии науке. В целом, вся логика антирелигиозных рисунков тех лет сводилась к популярной тогда поговорке: «Гагарин в космос летал – бога не видал!»

К слову, многие эксперты-религиоведы отмечают, что кампания 50-60-х была намного результативнее, чем в 30-е. Она не была сопряжена с прямой опасностью для жизни. При этом сильно била по привычкам и обычаям людей.

Стоит упомянуть, например, постановление ЦК КПСС «О мерах по прекращению паломничества к так называемым «святым местам». На тот момент в СССР было множество мусульманских и христианских мест паломничества. В 1959 году на учёте Совета по делам религиозных культов значилось 839 реально функционирующих мусульманских святых мест (зиярат, аулия). 18 святых мест были официально переданы духовным управлениям мусульман, которые поощряли к ним паломничество. Борьба шла путём превращения святых мест в парки, создание на их территории домов отдыха, пионерских лагерей, санаториев. Под давлением советских властей лидеры конфессий были вынуждены издавать запреты на паломничество к святым местам, с которых раньше получали немалый доход. Сами святые места изымались у верующих. Так, в 1960 году вышло правительственное постановление, которое изымало у Духовного управления мусульман Средней Азии и Казахстана 13 ранее переданных ему государством мазаров и передавало их республиканским комитетам по охране памятников материальной культуры.

Подключилось к антирелигиозной истерии и «важнейшее из искусств». Начало 1960-х ознаменовалось выходом целого ряда антирелигиозных фильмов. В них, как правило, высмеивались люди старого мира – деревенские старики, сохранявшие веру, но показываемые как безнадежно устаревшие и темные. Либо осуждались люди, подвергшиеся влиянию других конфессий, например, свидетели Иеговы. Тут уместно вспомнить фильм «Тучи над Борском», где впервые снялись легендарные Инна Чурикова и Никита Михалков. В Казахстане снимались кинофильмы об эмансипации женщин, что тоже прославлялось как отрыв от устаревшего патриархата. Например, картины «Дочь степей» и «Девушка-джигит».

После отстранения Хрущева, в годы брежневского застоя отношение к религии немного улучшилось. Гонения окончательно прекратились, при этом полноценной реабилитации церкви и верующих так и не произошло. Интересное отражение это нашло и в жанре карикатуры – внимание стали уделять в основном подпольной торговлей иконами, которая в 1970-е годы расцвела пышным цветом. Своеобразно высмеивались в 70-е годы и модные хиппи, у которых подчеркивалась их страсть к ношению крестов напоказ.

Но теперь карикатура имела все меньший эффект, особенно если учитывать тот факт, что на киноэкране церковь гораздо реже упоминалась в негативном контексте. А героям православной истории уже посвящали целые фильмы – вспомним знаменитый «Андрей Рублев» Тарковского. Что говорить о более мелких эпизодах. К примеру, в фильме «Блондинка за углом» (1984), где главные герои собираются посетить пасхальную службу в церкви. К тому времени антирелигиозная пропаганда выродилась и выдохлась как жанр. Государство фактически признало свое поражение в борьбе со стремлением народа к вере и через некоторое время само протянуло религии руку примирения.

 Окончанием атеизма в СССР можно считать 1988 год, когда начали массово готовится к 1000-летию Крещения Руси, разрешили празднование Наурыза, зарегистрировали даже не имевших исторических корней в стране религиозные объединения – к, примеру, «Общество сознания Кришны». Тем более, что ложная религия – коммунизм, который насаждался 70 лет, показала свою несостоятельность и люди обратились к корням.

Одним словом, людям разрешили самостоятельно делать религиозный выбор и вернули свободу совести. По счастью, это право, несмотря на все сложности нового времени, сохраняется за нами и по сей день. 

Константин КОЗЛОВ, Фото из открытых источников

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33