воскресенье, 23 июня 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Минюст не заметил «Токаевскую оттепель»

То, что по факту в Казахстане сегодня практически невозможно зарегистрировать политическую партию – это секрет полишинеля. Однако, не менее сложно зарегистрировать любое общественное движение. И причины можно было бы назвать экзотическими, если бы они прямо не нарушали закон и здравый смысл.

Бдительность госорганов вполне понятна, если речь идет о защите населения от влияния радикальных группировок, но как раз они предпочитают работать вне правовых рамок и, к сожалению, вполне успешно. А вот зарегистрировать НПО, объединение или, тем более, партию, несмотря на «токаевскую оттепель» по-прежнему практически невозможно.

Сегодня в Казахстане несколько партий вот уже несколько лет безуспешно пытаются стать легитимными, но мало кто из них сможет преодолеть даже тот 5-процентный порог, снижение которого должно показать торжество демократии в нашей стране. Власть справедливо считает, что их и так в стране достаточно: на вершине партийной пирамиды «Нур Отан», а также разрешенные «младшие братья»: «Акжол», «Народная партия», «Ауыл» и даже превратившийся в фантом ОСДП. Однако, не менее драматичные препятствия стоят даже перед вполне «вегетарианскими» проектами. Например, вот уже шесть раз минюст отказал в регистрации республиканского общественного объединения «Халыққа Адал Қызмет», хотя его трудно заподозрить в радикализме. Скорее, наоборот, ее лидер Тогжан Кожалиева не скрывает своей готовности к компромиссам и диалогу с государством.

Причины отказа всегда были разными, но явно надуманными. Например, в последний раз минюст отказал в связи с тем, что «Объединение не устранило замечания, которые были даны в ранее полученном отказе», а именно в связи с тем, что Объединение использует схожее наименование уже зарегистрированного юридического лица. При этом, ведомство не «заметило», что речь шла об отказе в регистрацию Объединения под с наименованием «HAQ», а в последнем заявлении, заявка была подана от имени «Халыққа Адал Қызмет», хотя проверка егов перед регистрацией показала, что схожести в наименовании не найдена ни в первом, ни во втором случае.

До этого причины были более «креативными». Например, наличие административного штрафа или неликвидированного ТОО у о одного из учредителей. Но в третий, четвертый и пятый разы у минюста случились проблемы с воображением и начались абсолютно искусственные препятствия в процессах рассмотрения документов – сотрудники ЦОН три два раза направляли документы не в "не те" органы, за что даже несколько извинились.

Но в последний раз случился «прорыв подсознания» и потерявший терпение минюст дал ясно понять, что «Согласно ст. 4 Закона «Об общественных объединениях» не допускается незаконное вмешательство государства в дела общественных объединений и общественных объединений в дела государства, возложение на общественных объединений функций государственных органов». Если перевести на человеческий язык, то это звучит примерно так: не суйтесь в дела государства и тогда оно не будет трогать вас. Но тут есть нюанс – дело в том, что в Законе об общественном контроле говорится именно о праве НПО вести общественный контроль над деятельностью и решениям госорганов. Более того, аналогичные пункты по контролю госорганов есть и в уставных целях зарегистрированных партий Нур Отан и НПК?

Значит ли это, что деятельность Нур Отан и НПК вне закона? А если нет, то почему деятельность другого объединения для «выявления и пресечения противоправных действий государственных служащих, контроля деятельности органов власти всех уровней, правоохранительных органов, предприятий всех форм не соответствует вышеуказанным положениям законодательства и выходит за рамки установленных законом целей деятельности общественного объединения»?

Какой из законов главнее? Как случилось, что Закон об общественном контроле и Закон об общественных объединениях не только противоречат друг другу, но и международному праву в области развития гражданского общества? Тут явно что-то не так. По логике минюста вне закона оказываются все общественные организации, включая одобренные и созданные властью, начиная с НСОД. Например, теряет смысл законодательно закрепленное право некоммерческих организаций осуществлять свои права в качестве субъекта общественного контроля (согласно п. 3 ст. 17 Закон Республики Казахстан от 2 ноября 2015 года № 383-V ЗРК «Об общественных советах», согласно которому:

«1. Под общественным контролем понимается деятельность субъектов общественного контроля, осуществляемая в формах общественного мониторинга, общественного слушания, общественной экспертизы и заслушивания отчета о результатах работы государственного органа, субъекта квазигосударственного сектора, направленная на защиту общественных интересов.

2. Объектом общественного контроля является деятельность государственных органов республиканского и местного уровней и их должностных лиц, а также деятельность субъектов квазигосударственного сектора».

3. Субъектом общественного контроля являются общественные советы, а также некоммерческие организации, граждане по поручению общественных советов»

При этом, общественный мониторинг может осуществляться также и представителями некоммерческих организаций, и гражданами по поручению Общественного совета.

Мы далеки от мысли, что в министерстве юстиции сидят не очень квалифицированные специалисты, но тут налицо правовая коллизия, выходящая за рамки здравого смысла, что, впрочем, у нас не редкость. Но дело в том, что их действия выходят и за рамки закона.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33