понедельник, 24 июня 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Шоковая терапия: почему под основным ударом оказался именно Алматы?

Проходит первый шок и даже не очень искушённые люди пытаются осознать, что же случилось на самом деле. Увы, но официальная трактовка происходящего только генерирует новые вопросы. Что же это было: внутриэлитный конфликт, попытка госпереворота или только начало большой политической многоходовки?

Итак, если попытаться проанализировать события прошедшей недели, то цепь событий выглядит следующим образом. 2 января начали поступать сообщения о стихийных митингах протеста в Жанаозене. Уже на следующий день к ним начали присоединяться жители сначала западных, а потом центральных и южных регионов. При этом, все акции носили демонстративно мирный характер, к чести полиции массовых задержаний не предпринималось. Страну охватил патриотический порыв, люди пели гимн Казахстана, не забывая требовать отставки правительства, контроля цен и реальных реформ.

Однако, к тому времени, когда Акорда выполнила требования протестующих, отправив в отставку правительство Мамина, ситуация начала выходить из-под контроля. В ночь с 4 на 5 января практически из всех регионов страны начали поступать сигналы о провокациях, вооруженных людях и случаях мародерства. Все чаще на площадях вместо политических лозунгов начали кричать «Аллах акбар».

К тому времени интернет был отключен, поэтому запоздалые обещания президента принять конкретный план реформ были услышаны весьма узким кругом его приближенных. Те несколько часов, во время которых соцсети и месенджеры взорвались вестью о том, что Токаев намерен обратиться к ОДКБ, разделили общество на два лагеря: одни считали, что это начало российской оккупации, а другие – единственно адекватным решением в условиях практического предательства внутренних силовиков.

Свою роль сыграло и сообщение о том, что Токаев возглавил Совет безопасности. Елбасы пропал из радаров на фоне ареста высокопоставленных офицеров спецслужб.

Если рассматривать официальную версию о том, что конфликт спровоцировали некие внешние силы, то возникает несколько неловких вопросов.

Во-первых, если речь шла о попытке государственного переворота, во главе которого, предположительно, стоял глава КНБ Карим Масимов, а также информации о задержании его заместителя Самата Абиша и Кайрата Сатыбалды, то это был все же внутриэлитный конфликт. При этом, неясно, какие внешние террористические силы были привлечены и в каком количестве. Сначала называлась цифры о 500 боевиках, число которых за три дня выросло до 20 000. Скорее всего, сначала угрозы была недооценена, а потом – переоценена. Как всегда, наверное, истина где-то посередине – в страну либо проникли, либо уже располагались несколько тысяч боевиков. Позже сообщалось, что в агрессии против Казахстана участвовали боевики из Афганистана, Цетральноазиатских стран и с Ближнего Востока.

Если опять же принять официальную версию, что начальство запретило силовикам предпринимать какие-то действия по урегулированию столкновений, то это значит, что в заговор были вовлечены десятки, а то и сотни офицеров спецслужб, а с учетом странной позиции полиции, то здесь не обошлось и без МВД, пограничных служб и даже министерства обороны. Будем надеяться, что противоречивость и недомолвки связаны с шоком, в котором пребывала Акорда, которая и сама толком не понимала, что происходит на самом деле.

Однако, все это никак не отвечает на вопрос: почему же все-таки эпицентр к концу недели сместился в Алматы? Как случилось, что в течение нескольких часов горожане оказались практически один на один с вооруженными бандитами?

Если речь шла о смещении действующего руководства, то логичнее было бы сосредоточить удар на Нур-Султане, который является центром принятия решений. Зачем штурмовать здание акимата, резиденции президента, телецентра, прокуратуры и ДВД, которые на тот момент были не более, чем пустыми зданиями. Более понятным в этом смысле выглядят захват аэропорта и железной дороги, блокировка дорог. Единственное логичное объяснение – взять под контроль крупнейший мегаполис страны, а следом и весь густонаселенный юг. Но что-то в этой версии не вызывает доверия. Если считать события звеньями одной цепи, то почему все началось на западе Казахстана, если даже жанаозеньцев использовали «вслепую»?

По словам Токаева, Алматы и 9 областных центров оказались в руках бандитов. Если в случае с Алматы в какой-то степени это было действительно так, то наши консультации с коллегами из других регионов скорее успокаивали, чем тревожили. В Жанаозене, Актау, Атырау, Уральске и Нур-Султане ситуация была относительно миролюбивой. Жители, зная друг друга едва ли не в лицо, сами купировали конфликты и организовывали дружины. На юге ситуация продолжала оставаться тревожной.

Президент сообщил, что «развернуты и приступили к выполнению поставленных задаче коллективные миротворческие силы ОДКБ в количество 2 030 человек и 250 единиц техники. Они реализуют функции прикрытия и обеспечения безопасности аэпортов, военных складов и других стратических объектов». Разве с охраной стратегических объектов не смогли бы справиться те же контрактники? Тем более, всю «грязную» работу выполнили все же наши военные.

Если оставить в покое, что это первая за последние десятилетия миротворческая миссия ОДКБ, то опять же возникает детский вопрос: значит ли это, что у страны не было пары тысяч надежных и подготовленных силовиков и пары сотен единиц боевой техники, чтобы не будоражить людей слухами, что теперь «русские танки будут стрелять по казахам»? Ведь этим не замедлили воспользоваться деструктивные силы – в областные центры потянулись сотни молодых людей, взбудораженных такой новостью.

Как бы там ни было, но если следовать детективной логике «ищи, кому это выгодно», то в Кремле есть повод выпить шампанского. Гипотеза, что это происки западных империалистов не выдерживает критики: США, а тем более Европе сейчас совсем не до нас. В центральноазиатском регионе им достаточно одного источника нестабильности – Афганистана. Да и сделано было все не в их стиле. Для большого Запада сегодня даже Россия не приоритет – Китай возглавляет повестку дня. К тому же, Казахстан, находившийся на периферии международного внимания, буквально ворвался в глобальные новостные ленты и актуализировал влияние России. Теперь к месту и не к месту все чаще будет вспоминаться информационная и экономическая активность Кремля в Казахстане за последние полгода, и особенно – предновогодние неформальные встречи. Теперь конспирологи могут почти позлорадствовать, что они давно предупреждали, что все последние годы часть элиты Казахстана завербована Кремлем, а другая часть – покровительствует экстремистам. Увы, но последние события делают эти сбывшиеся прогнозы убедительными.

Токаев сообщает, что в ближайшие дни ОДКБ покинут Казахстан. Но бесспорно одно – создан прецедент. Это был первый случай, когда ОДКБ согласилась развернуть вооруженные силы для поддержки союзника едва ли не в считанные часы. Прежде она отказала по крайней мере в двух просьбах: Кыргызстану во время беспорядков в 2010 году и Армении в 2021 году. В последнем случае ОДКБ ответила лишь через три месяца и, в конечном итоге, отклонила запрос. «Необходимо понимать, что ОДКБ может действовать только в случае агрессии или нападения», – заявил тогда генсек ОДКБ Станислав Зась.

«Мы уже видим, что возникают вопросы о легитимности сил ввода сил ОДКБ.– признал Токаев на совещании ОДКБ. С ним трудно не согласиться в том, что «это происходит из-за отсутствия достоверной информации и непонимания всей ситуации».

Именно поэтому сейчас нужна абсолютная информационная открытость как внутри страны, так и за ее пределами. Единство, о котором твердят официальные сообщения, невозможно при одностороннем информационном потоке. На этом фоне продолжающиеся ограничения интернета, и особенно в Алматы, не поддаются сколь-нибудь разумному объяснению, если ситуация действительно взята под контроль.

«Беспристрастное и полное расследование», обещанное президентом должно быть открытым, иначе оно попросту теряет весь свой смысл. Тем более, что сейчас среди 8 тысяч задержанных есть и случайные люди, и провокаторы, и экстремисты.

Однако, есть и позитивные итоги – это был необходимый стресс как для власти, так и для общества. Произошедшее напомнило всем нам о том, как мы уязвимы. Еще один важный итог – почти полный общественный консенсус в отношении к происходящему. Наше общество не радикально, нас гораздо больше объединяет, чем разделяет. Мы любим свою страну и способны отличить зерна от плевел. Только с нами надо разговаривать. Честно. И выполнять свои обещания. Народный гнев нельзя путать с ненавистью. Токаев, пусть и большой ценой, получил поддержку общества, которое все еще надеется на перемены. Иначе разочарованное напуганное и дезориентированный народ выплеснет вторую волну разочарования и в лучшем случае оно выразится в массовом бегстве из страны в первую очередь бизнеса и продуктивной части общества. Договариваться нужно не с теми, кто довел страну до угрозы коллапса, а с теми, кто в ней намерен жить и работать.

Ясно одно – мы оказались свидетелями чьей-то большой многоходовки: сначала пешки в виде митингующих. Потом офицеры в виде боевиков с одной стороны и ОДКБ с другой. Потом пришлось пожертвовать парой коней. Ладья делает свой ход, освобождая поле для схватки ферзей. Каждая фигура играет только свою отведённую ей роль. И далеко не факт, что комбинация завершена. Но история показывает, что не было ни одного случая, чтобы даже гениальная комбинация прошла по задуманному сценарию. Ее величество случай ломает все, и нередко руками людей, даже не подозревающих о своей великой миссии. Более того, судьба словно в издевку выбирает для этого ничтожества, словно желая изысканно поглумиться над теми, кто возомнил себя наместником Бога.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33