вторник, 28 мая 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Нужно ли нам мировое правительство?

В своем последнем коммюнике лидеры НАТО заявили, что Китай создает “системные вызовы международному порядку, основанному на правилах”. Ответ Китайского представительства в Европейском союзе был ясен: “Мы не являемся ни для кого “системным вызовом”, но, если кто-то захочет стать “системным вызовом” для нас, мы не останемся равнодушными”. В заявлениях в духе “око за око” нет необходимости, и вероятнее всего, большая часть мирового населения не хочет, чтобы напряженность усилилась. Тем не менее, эскалация с каждым днем ​​становится все более вероятной.

Во многом это связано с тем, что Китай является одним из немногих направлении политики, в которой Президент США Джо Байден в значительной степени поддержал подход своего предшественника Дональда Трампа: жесткая конкуренция, сотрудничество, когда это нужно и конфронтация, когда это необходимо. Итак, как следует из ответа Китая на заявление НАТО, он принял свой собственный трехсторонний ответ: не ищите борьбы, не бойтесь сражаться, и боритесь, когда это необходимо.

НАТО далеко не единственный форум, на котором Байден продвигает подход США. На недавнем саммите G7 и во время встречи с лидерами ЕС, Байден также пытался убедить американских союзников в формировании единого фронта против Китая (и России).

Сенатор США Берни Сандерс увидел эту проблему. Он недавно предупредил, что, если политический истеблишмент США будет позиционировать Китай как экзистенциальную угрозу, он фактически “призывает” к новой холодной войне, в которой не будет победителя. По его словам, согласование внешней политики США вокруг “глобальной конфронтации с Китаем с нулевым результатом” было бы “политически опасным и стратегически контрпродуктивным”.

Ошибочный подход Америки к Китаю коренится в непоколебимой вере в концепцию абсолютной национальной безопасности. Но, возможно, спустя десятилетия после Второй мировой войны, для Соединенных Штатов это могло быть разумной целью, когда страна стояла в авангарде однополярного мирового порядка, но в сегодняшней многополярной системе это уже нереально.

В современном мире попытка “сдержать и противостоять” тем, кто придерживается других ценностей или систем, вместо того, чтобы вести переговоры о новом мировом соглашении, в котором они займут свое место, является верным путем к конфликту. Это, безусловно, подрывает способность осуществлять взаимовыгодное экономическое взаимодействие и сотрудничество в решении таких общих проблем, как изменение климата. Как отметил после саммита G7 представитель китайского посольства в Лондоне, “те времена, когда глобальные решения диктовались небольшой группой стран, давно прошли”.

Но проблема гораздо глубже: даже в рамках этой “небольшой группы стран” такие решения, как разжигание конфликта с Китаем, не обязательно отражают волю большинства. Как утверждал Джозеф Э. Стиглиц, сегодня США все меньше похожи на представительную демократию, а больше на плутократию, в которой 1% самых богатых людей, может влиять на значительную часть государственной политики в свою пользу.

Если 1% населения страны, на которую приходится 5% мирового населения, подтолкнет к конфликту две крупнейшие экономики, от этого пострадает весь мир, при этом у подавляющего большинства в этом вопросе не будет права голоса. Если США и их западные союзники искренне верят в демократию, они сочтут это неприемлемым.

Более эффективный подход – и тот, который отражает ценности западных либеральных демократий, которые, как они утверждают им дороги – мог бы учитывать интересы “Единой Земли”, охватывая все человечество и планету, от которой мы зависим. Это означает расширение нашего видения за пределы национальной безопасности для обеспечения глобальной безопасности – величайшего блага для наибольшего числа людей – и обеспечение того, чтобы каждый человек имел право голоса в определении нашего коллективного будущего.

Мы не выступаем за мировое правительство. Естественные и социальные науки показали насколько хрупки монокультуры. Как и в природе, разнообразие человеческой цивилизации приносит стабильность и прогресс. Даже конкуренция может быть хорошим делом, но только когда она дополняется эффективным сотрудничеством и недопущением насилия в отношении людей или окружающей среды.

Итак, как можно было бы реализовать систему “Единая Земля”? Решающее значение будут иметь механизмы восходящей обратной связи, обеспечиваемые технологией. Цель должна заключаться в том, чтобы разорвать замкнутый круг, который традиционно создавали мировые элиты с помощью абсурдных формулировок. Это позволило бы большему числу людей – обладающих опытом работы в других областях – принимать участие в дискуссиях.

Преимущества такого подхода сводятся на нет напряженностью между традиционным экономическим мышлением – ориентированным на все большее потребление, инвестиции и рост – и экологическими императивами, такими как сокращение выбросов парниковых газов и защита биоразнообразия. В системе “Единая Земля”, “лучшее”, часто может быть очень плохим.

Устаревший, разрозненный подход также отражается в поверхностном нарративе о том, что США и Китай оказались втянутыми в “столкновение цивилизаций”. Империи сталкиваются. Цивилизации должны быть “цивилизованными” по отношению друг к другу, не в последнюю очередь потому, что все мы живем на одной Земле.

Для этого лидеры должны выйти за рамки узкой сфокусированности на национальной безопасности и перейти к обширным, инклюзивным дискуссиям о том, как может быть достигнута глобальная безопасность в форме мира, стабильности, адекватного питания и экологической устойчивости. Но, первым делом, США должны перестать сдерживать Китай и начать с ним считаться.

Эндрю Шэн, заслуженный научный сотрудник Азиатского глобального института Гонконгского университета и член Консультативного совета ЮНЕП по устойчивому финансированию. Сяо Гэн, председатель Гонконгского института международных финансов, профессор и директор Исследовательского института морского Шелкового пути бизнес-школы HSBC Пекинского университета.

Copyright: Project Syndicate, 2021. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33