четверг, 25 июля 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Новая общаковская стратегия

Крупнейший в стране посредник наконец обзавелся своей стратегией. Надо полагать, до этого момента фонд национального благосостояния «Самрук-Казына» действовал интуитивно, без намеченных планов и каких-либо внятных ожидаемых результатов. Движение по наитию продолжалось шесть с половиной лет.

Идея создания акционерного общества по управлению казахскими компаниями пропагандировалась Нурсултаном Назарбаевым после его визита в Сингапур и встречи с руководством сингапурской госкорпорации TEMASEC, управляющей частью госактивов страны. В 2004–2005 годах рабочая группа под руководством МсKinsey&Company разрабатывала документы для создания «Самрука», в который вошли все нацкомпании. В тот момент президент рассчитывал, что холдингу, контролирующему большую часть госкорпораций, на долю которых приходится 10,4% ВВП Казахстана (около $5,3 млрд на тот момент), будет легче внедрять в местные компании принципы корпоративного управления.

Почти одновременно возникла «Казына». Громадье планов началось с объединения под крышей фонда всех институтов развития. «Казына» взяла на себя роль локомотива. Она отвечала за повышение эффективности деятельности управляющей компании (то есть самой себя) в отношении институтов развития на основе принципов корпоративного управления, за реализацию «прорывных» проектов в несырьевых секторах экономики, за программу «30 корпоративных лидеров» (не нашли ни одного), организацию системной поддержки выхода казахстанского бизнеса на внешние рынки и т. д. Позже глава «Казыны» сообщил: «К сожалению, сегодня институты развития дублируют друг друга, по некоторым направлениям даже конкурируют между собой, что, конечно, мешает реализации инициатив бизнеса и государства». После объявления об окончании кризиса институты развития передали министерствам, и инициативы кластеров, новых направлений несырьевого сектора благополучно почили в Бозе. Как выяснилось, кодекс корпоративного управления компании принимают за два месяца до выхода на биржу по программе «Народное IPO».

«Казыну» и «Самрук» позже объединили. За это время отечественный «общак» делал многое, если не всё: оперировал программой «100 школ, 100 больниц», за некачественное строительство которых теперь «грузят» акимов, приобретал банки, которые теперь никто не хочет покупать, принимал решения о помощи дольщикам, которые приобретали квадратные метры на уровне котлована по $200 для последующей перепродажи, рефинансировал кредиты за счет средств Национального фонда, в результате чего активы фонда будущих поколений только за Iквартал 2009 года уменьшились почти на 20%, помогал малому и среднему бизнесу, да с таким успехом, что количество активных субъектов малого бизнеса сократилось с 703,8 тыс. в 2008 году до 532,6 тыс. на 1 сентября 2012 года, создавал новые холдинги по управлению уже действующими компаниями, словно руководство компаний не в состоянии справиться самостоятельно. Одним словом, «общак» активно «грел пацанов на зоне», собирая добровольные и не очень взносы.

«Смотрящих» меняли регулярно: отправляли следить в другие области, переводили в ранг «бухгалтеров», изгоняли за постоянные связи с женщинами, за неустановление контроля над подчиненными… Довольно закрытый мирок, возникший не то чтобы сам по себе, а в силу внутриполитических факторов.

В сентябре у фонда устойчивого развития «Самрук-Казына» появилась стратегия. Еще в феврале, после подписания Закона «О Фонде национального благосостояния» (что само по себе странно: фонд есть, но вне закона?), новый председатель правления «Самрук-Казыны» Умирзак Шукеев в интервью российскому «Коммерсанту» признался, что у фонда нет стратегии развития. «Я сам удивлен, что стратегии до сих пор нет. Пятилетний план существует, он неплохой. Но стратегии нет. В первом квартале этого года мы будем уже иметь проект стратегии и выносить его на рассмотрение совета директоров», — сказал он. В том же интервью Умирзак Естаевич заявил, что «если в старом законе давались размытые формулировки, то теперь четко прописано, что основной показатель работы фонда — это повышение рыночной стоимости компаний, которые входят в группу. Наша задача — стать не самым большим фондом, а самым качественным и эффективным».

Самым большим фондом в стране «Самрук-Казына» стала уже давно. В нее входят ни много ни мало 583 компании. Судя по стратегии, теперь он будет уменьшаться: «Повышению долгосрочной стоимости компаний фонда будет способствовать проведение реструктуризации активов, нацеленной на сосредоточение деятельности компаний на их основной деятельности (core business) и ключевой компетенции (core competence), повышение их операционной и финансовой эффективности. Для этого, если стратегия будет соблюдаться, до 2015 года будут утверждены планы по реструктуризации активов группы компаний фонда, в том числе непрофильных». Справедливости ради стоит отметить, что непрофильные активы созданы самим же ФНБ.

«Фонд будет играть активную роль в процессе упорядочения структуры активов компаний фонда, в составе которых имеются непрофильные активы, поскольку непрофильные виды деятельности отвлекают ресурсы компаний (человеческие и финансовые) от профильной операционной деятельности. В перспективе компании фонда осуществят реализацию большей части непрофильных активов путем их продажи в конкурентную среду, передачи местным исполнительным органам, изменения видов деятельности либо интеграции в другие компании группы». Местным исполнительным органам те самые непрофильные активы уже передавали — речь идет о семи социально-предпринимательских корпорациях. СПК были созданы как региональные объединения бизнесменов, и эта идея с самого начала критиковалась.

В SWOT-анализе разработчики указали и другие собственные слабые стороны. Это высокая долговая нагрузка на компании фонда, снижение эффективности деятельности в связи с некоммерческой нагрузкой на деятельность фонда и компаний и недостатки кадровой политики, в том числе частая ротация менеджмента компаний группы фонда. Президент страны говорил по этому поводу: «Сколько там «живчиков» и «зайчиков» сидят, которые не работают, а перекладывают бумаги за большие зарплаты. Во всех холдингах, нацкомпаниях, дочерних, внучатых компаниях — все по женскому роду!»

К 2022 году ФНБ видит себя следующим образом: это будет «стратегический холдинг, объединяющий компании, достигшие лучших мировых практик, являющийся ведущим катализатором развития несырьевых компаний и основой поддержания устойчивого функционирования экономики страны». Лучших мировых практик — в чём? Какие именно компании станут бенчмаркингом? Ведь в составе «Самрук-Казыны» уже есть компания «Казатомпром», которую некоторое время назад признавали лучшей в мире…

Признаться, до сих пор неясно, для чего создан фонд. Некоторое время назад официально считалось, что если бы не ФНБ, то финансовый кризис отразился бы на экономике страны с «еще большими последствиями». С какими, не сообщается. Но страна имеет вынужденное закрытие многих компаний в секторе МСБ, увеличившееся количество безработных (да настолько, что правительство выделило средства на то, чтобы люди хоть чем-то занимались по «дорожной карте» — красили бордюры, стригли газоны, чистили арыки), рост количества самостоятельно занятых на 62,6 тыс. человек, в разы возросшее количество проблемных кредитов… «Вот если бы не фонд!..» — говорили тогда с высоких трибун.

Деньги на амортизацию кризисных явлений выделяло правительство. Из бюджета и Национального фонда. Они поступали в ФНБ, затем распределялись в областные и городские бюджеты, банки и уже оттуда — по прямому назначению. Из-за довольно большого объема необходимых документов банки возвращали государственные деньги обратно в фонд (те же студенты не могли собрать нужные ФНБ справки для рефинансирования образовательных кредитов и предпочитали залезать в долги самостоятельно). Почему деньги не могли поступать из бюджета в акиматы и банки напрямую, а непременно должны были проходить через кассу? Для администрирования и, как следствие, увеличения административных расходов? Если событиями в экономике руководит фонд, то чем занимается правительство страны? Только выдачей лицензий и справок?

Отказавшись от непрофильных активов, фонд собирается инвестировать в новые секторы с высоким потенциалом роста и доходностью. «Примерами таких секторов являются […] проекты развития производств для обеспечения роста казахстанского содержания в закупках компаний фонда, услуги с высокой добавленной стоимостью, включая проекты здравоохранения и образования в частном секторе».

Так как иного механизма пока не предусмотрено, будут созданы дочерние компании (не всегда государственные) для выигрышей в тендерах, а также новые компании для услуг в области здравоохранения и образования. Логично предположить, что услугами здравоохранения должен заниматься Минздрав, а образованием — Минобр. В крайнем случае — частный сектор, получивший лицензии в министерствах. По какой причине на эти глубоко социальные процессы должен влиять «общак», неясно. Как и то, почему крупные национальные компании, от работы которых зависит вся экономика страны, должны согласовывать с неким фондом свою внутреннюю и внешнюю политику.

Идея была благая, но пять лет ее реализации показали, что в стране появилось еще одно совершенно ненужное «узкое горлышко», содержание которого очень дорого обошлось бюджету страны. Даже с учетом неоднократных сокращений персонала и бюджетов. Денег мы и больше теряли из-за некомпетентности. И сколько еще потеряем... Но есть так называемый мультипликативный эффект наоборот — когда роковое решение на одном из звеньев приводит к колоссальным потерям по всей цепочке утраченных стоимостей.

Оставить комментарий

Бизнес

Нефть в почете Нефть в почете
Редакция Exclusive
18.06.2016 - 05:36
Кого развивать будем? Кого развивать будем?
Редакция Exclusive
18.06.2016 - 05:35
Грозное обаяние нефти Грозное обаяние нефти
Редакция Exclusive
18.06.2016 - 05:34
Россия 2012 Россия 2012
Редакция Exclusive
18.06.2016 - 05:34
Страхуют на совесть Страхуют на совесть
Карлыгаш Еженова
22.04.2016 - 11:37
Под одну гребенку Под одну гребенку
Карлыгаш Еженова
04.04.2016 - 12:56
Что-то вроде шантажа… Что-то вроде шантажа…
Карлыгаш Еженова
30.03.2016 - 10:57
Лукавые цифры Лукавые цифры
Карлыгаш Еженова
29.03.2016 - 14:37
Тучи над тенговым горизонтом Тучи над тенговым горизонтом
Карлыгаш Еженова
21.03.2016 - 11:19
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33