вторник, 23 июля 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Жания Аубакирова: «Иманбек не нуждается в защите от Розы»

Народная артистка Казахстана, пианистка Жания Аубакирова о Иманбеке, Розе Рымбаевой, Димаше и роли случая в успехе в интервью exclusive.kz.

– С чем вы связываете такую бурную и неоднозначную реакцию на высказывание Розы Рымбаевой по поводу успеха Иманбека?

– Я думаю это обычная, уже повторяющаяся история. Стоит только известному человеку сказать действительно то, что он думает, а не то, что хотят от него услышать – начинается травля. К сожалению, так проявляется в некоторой части нашего общества ложно понятое чувство свободы мнения, когда не просто дают оценки, а проявляют недовольство, возмущение, переходят к открытым оскорблениям особенно, если высказался знаменитый человек. Слава, к сожалению, всегда делает человека уязвимым перед общественным мнением.

Мне очень понравилось, как Иманбек проявил свою адекватную реакцию и спокойно принял точку зрения другого человека. Его защитникам стоило бы поучиться у того, кого они защищают. Мне очень импонирует, с какой естественностью и юмором он воспринимает собственный успех. Я вообще, предпочитаю людей, которые не относятся серьезно к своим достижениям и поэтому не отягощены собственным величием.

Конечно, мне не совсем понятна та область, в которой Иманбек силен, но мне так нравится то, как он себя ведет, отвечает на вопросы интервьюеров. Он милый и симпатичный парень.

Я ведь не требую, чтобы все вокруг начали понимать сложные образцы классической музыки, которые я всю жизнь постигаю. Точно также Роза Куанышевна не обязана разбираться в форматах современных форм самовыражения, которые многие из взрослого поколения даже музыкой не называют.

– Одна из главных претензий выражена в том, что Рымбаева назвала успех Иманбека случайностью. Как вы думаете – какую роль играет случай в успехе?

– Можно допустить, что разовый успех случаен, но настоящий успех требует подтверждения в течение долгого временного периода. Это также как в бизнесе – можно заработать достаточно быстро, но удержать деньги и приумножить – намного сложнее. Это касается всего в нашей жизни; как политики, так и науки или искусства.

– А какую роль сыграл случай в вашем успехе и как вы его удерживали?

– Классическая музыка и исполнительское искусство — это очень специфическая нишевая сфера. Редко кто добивается успеха сразу — это всегда результат не только природных способностей, но и очень большого труда в течение всей жизни. Мне кажется, мой успех в том, что я много училась и не потеряла до сих пор интереса к обучению, в том числе и в разных направлениях. И не менее важно знать, что твои достижения относительны; всегда есть новая вершина и ты привыкаешь жить с чувством постоянного неудовлетворения собой.

– Есть гипотеза, что в периоды больших исторических изменений наука и культура стагнируют. Чувствуете ли вы эту стагнацию и чем вы ее объясните?

– Мне кажется назвать происходящее историческими изменениями слишком пафосно. У нас нормальный период роста государственности, новых форм общественных отношений. Может, действительно – исторические изменения. Когда-то один из членов жюри из Лондона нашего международного конкурса пианистов поделился со мной следующей мыслью: «В вашей стране существует опасный перекос в сторону нефти, ресурсов, финансов. В таком дисбалансе всегда страдает наука и культура». Он тем самым хотел подчеркнуть важность наших усилий в развитии музыкального искусства и образования молодежи и для установления баланса сфер в обществе, в стране.

Правда в этих словах есть, поскольку и в образовании, и в культуре с каждым годом растет дефицит не только в качестве, но уже и в простом количестве специалистов. Пандемия обнажила это особенно остро, и государство предпринимает попытки исправить ситуацию – принимаются меры по стимулированию спроса на качественных специалистов; растут зарплаты школьных учителей, ученых, врачей. А вот культура как всегда по остаточному принципу. По ней пандемия ударила больнее всего.

– Ну может сейчас не до культуры? Ведь речь идет о выживании?

– А когда, вообще, было до культуры? Не хочу в тысячный раз доказывать, что человечество от животного мира отличает только потребность в духовной пище. Совсем не хочется выглядеть брюзжащей скучной дамой. В массовой культуре, которую я традиционно должна бы критиковать, происходят очень интересные процессы. Например, я обратила внимание на казахстанский проект OYU. Их эксперименты привлекают меня качеством сьемки и оригинальностью контента. На самом деле, много интересного зреет в недрах музыки, да и других видов искусства. Сейчас время креативной индустрии, и мы не стоим на обочине; только пока не научились зарабатывать, чтобы говорить о креативной экономике.

Хотя, в целом, уже не приходится удивляться всему, что происходит; нередко, упрощенный, заведомо низкий уровень – залог быстрой коммерциализации, но я, все равно, стараюсь избегать каких-то однозначных оценок.

– Сейчас говорят о казахской волне в мировом шоу бизнесе. Чем вы это объясните?

– Технологии стирают все условные границы. Если раньше все было трудно и невозможно, то сейчас любой талантливый и даже не очень талантливый человек может записаться, сделать ролик, разместить рекламу своего творения со своего смартфона. Только при этом никто яркого и необычного контента, особой энергии и природного дара не отменил; тогда только единицы из миллионов могут получить шанс быть увиденными и услышанными, как и случилось с нашим Иманбеком.

– А чем вы объясните успех Димаша?

– Его успех я объясняю не только феноменальным голосом, редкой музыкальностью, внешней и внутренней красотой, но и нашей казахской традиционной манерой поведения, которую в мире популярных исполнителей никто и никогда не встречал. Со всей обрушившейся на него мегапопулярностью, ему удалось удержаться, не вставая на «постамент», не заразиться “звездной” болезнью, не эпатировать публику скандалами. Скромный, умный, хорошо воспитанный парень – он олицетворяет не только красоту казахов, но и ввел новый тренд человека шоу-бизнеса в целом. Вообще, успех — это особое испытание, которое не каждому по плечу.

– А ваш изысканный слух, привыкший к Баху, Моцарту, Брамсу, не режет современная какофония?

– Конечно режет, но, к счастью, я ее не слушаю. Благодаря тем же гаджетам, высокие образцы классической музыки стали доступны в прекрасном качестве. При этом я ни в коем случае не осуждаю тех, кому нравится, как вы назвали, “какофония”. Я уверена, что для них открытие великой музыки еще впереди. Я знаю, что разные стили, жанры музыки действуют на разных людей по-разному, довольно часто, угнетая позитивную энергию, даже вызывая агрессию и темные проявление души. А классика, конечно, если иметь опыт ее восприятия, (и я не имею в виду только музыку), пробуждает в человеке созидательное, она помогает человеку разбудить то лучшее, что в нем есть.

– Если у человека есть творческое начало, то нужно ли ему обязательно творческое образование?

– Нужно определиться с понятием – творческое образование. Прежде я считала, что это только творческие специальности – музыка, балет, живопись, кино. Теперь мои взгляды очень сильно трансформировались. Конечно, я по-прежнему считаю, что ничего, кроме пользы, занятия музыкой не принесут, причем, с любым уровнем способностей и подготовки. Но я также понимаю, что изменился сам смысл творческого образования. Очень важно освободить ребенка, подростка и даже учителя, от страха, от постоянных сомнений, неуверенности и только тогда можно ожидать от человека настоящего творчества, чем бы он ни занимался; физикой или вырезанием лобзиком, робототехникой или сочинением электронной музыки. Дело не в том, чем заниматься, а в том, кто и как будет заниматься и получать те или иные навыки. Если раньше я считала, что одни дети талантливее других, то сейчас я думаю, что самое важное — это выявить талант, который живет в каждом ребенке. Всем известно, что наши некоторые университеты выдают дипломы выпускникам, которые ни дня не проработают по специальности. Каждый раз, когда это происходит — это трагедия конкретного человека, который не смог себя реализовать.

– Может быть в этом концептуальная ошибка системы образования – давать знания вместо умения ими пользоваться для самореализации?

– На современном этапе это стало общей декларируемой задачей. Например, в нашей школе (Авторской школе Жании Аубакировой), как и во всех школах, до последнего времени ставились оценки за конечной результат, а не за тот процесс и путь, по которому ученик шел к знаниям. И самое главное – ученик должен понимать, для чего нужны эти знания и в каких случаях он будет их применять. В этом неуправляемом потоке информации только понимание того, как и когда тебе эти знания пригодятся, рождает ту самую необходимую мотивацию. В этом контексте мы стали больше уделять времени преподавателям, чтобы изменять их привычные подходы к образованию. И это очень амбициозная задача. Никогда в нашей школе не было такого количества тимбилдингов, семинаров по личностному росту, по развитию сильных и слабых сторон личности, самым разнообразным ивентам для педагогов. Они у нас рисуют маслом или акриловыми красками, танцуют, учились стучать на барабанах, изучают принципы правильного питания… Кстати, в последнее время я часто думаю о том, что не хватает аналогичного казахского методического и развивающего материала, в том числе, и по вопросам психологии, и по тем же вопросам личностного роста. И вообще, катастрофически мало и не хватает качественного казахоязычного контента. Именно поэтому нам важно в разы увеличить производство собственного контента, всячески поощрять его создание, и тогда не придется выражать недовольство уровнем культуры и образования в нашем обществе. Нам нужно смотреть вперед, а не друг на друга, смакуя мелкие придирки и недопонимания…

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33