воскресенье, 23 июня 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Под фондом «Қазақстан халқына» заложена правовая мина

Известный юрист Евгений Тихонов считает, что фонд «Қазақстан халқына» несет риски для своих инициаторов.

«Есть среди бизнесменов такая шутка – если сомневаешься стоит ли начинать какой-либо проект, пригласи юриста и спроси его о возможных правовых рисках, и после его ответа ты уже никаких новых проектов начинать не захочешь.

Как и в любой другой, в этой шутке есть доля правды и именно сквозь призму возможных рисков я решил посмотреть на проект по созданию фонда «Қазақстан халқына».

11 января 2022 года я, как и большинство казахстанцев, находился у экрана телевизора и самым внимательным образом слушал выступление Президента.

В контексте необходимости решения острых социальных проблем озвученное им поручение создать общественный социальный фонд «Қазақстан халқына», в который на регулярной основе будут делать взносы люди, которые «благодаря Елбасы стали богатыми даже по мировым меркам», прозвучало феерично.

Действительно проблема огромной разницы между богатыми и бедными достигла критической точки, в связи с чем у общества справедливо возник запрос на подобные идеи и соответственно предложение такого добровольно-принудительного «раскулачивания» все восприняли очень позитивно.

Но буквально через пару дней появились подробности выполнения этого поручения и, как обычно у нас бывает, стали проявляться любопытные детали.

Выяснилось, что фонд, в который со всего Казахстана будут перечисляться деньги, и из которого потом эти же деньги должны адресно выделяться на какие-то благие цели, создан двумя неизвестными широкой общественности гражданами и двумя такими же общественными объединениями, а во главе фонда встал, пусть и не замеченный ранее в коррупционных скандалах, но тем не менее высокопоставленный кадровый чиновник.

Ни одного разумного объяснения этому корпоративному решению я для себя найти не смог, а прочитав интервью главы фонда у меня сомнений в правильности такого подхода стало ещё больше.

Из послания Главы государства следовало, что пополнять этот фонд на регулярной основе должен крупный бизнес, оператор лотерейной деятельности, центр учета ставок и другие монополисты.

Поэтому логично было бы предположить, что и создавать его должны были сами предприниматели, которые туда будут перечислять регулярные взносы, тогда у этого процесса было бы обоснование, в том числе и правовое. Более того, такая структура полностью бы соответствовала общепринятым понятиям о корпоративном управлении благотворительными организациями.

А так получилось, что поручение создать фонд дал Президент, создали его граждане, которых толком никто не знает, деньги будут туда перечислять бизнесмены, а управлять им будет чиновник.

А если сюда ещё и добавить то, что правительство будет определять размер добровольного взноса каждого бизнесмена в этот фонд, то получается просто картина маслом.

Как юрист, я могу сказать совершенно уверено, что рано или поздно неправильность оформления решения о создании фонда именно таким способом, станет очевидна. Это ни заявка на пророчество и ни карканье, а вывод из юридической практики, поскольку всегда, когда в начале какого-то проекта допускается игнорирование базовых правил, наступает момент, в который нужно будет искать и назначить виноватого в том, что что-то не работает.

Стоит отметить, что сама по себе идея сделать благотворительность добровольно-принудительной порождает определенные вопросы, и обсуждая со своими коллегами, клиентами и друзьями эту ситуацию я понял, что у многих далёких от списка Forbes бизнесменов эйфория от планов по обновлению страны сменилась страхом перед тем, что теперь появился новый «центр силы», который может вне рамок какой-либо правовой процедуры решать, кто и сколько должен государству.

Быть может, в отношении тех лиц, которые «являются частью и даже олицетворением олигополии», сделанное Президентом в очень дипломатичной форме, но достаточно жёсткое напоминание о том, что у государства есть весь набор полномочий найти ответ на вопрос о том, что такое «жадность, нигилизм, разгильдяйство или пренебрежение» было уместным, но нужно быть уверенными в том, что оно касалось только их и к обычным предпринимателям не имеет никакого отношения.

Зная с каким рвением некоторые чиновники уже кинулись исполнять поручение Президента, убеждая рядовых госслужащих перечислять однодневную зарплату в Фонд, можно предположить, что их взор может упасть и на рядовых предпринимателей, которые не то, что к олигополии, но и даже к среднему бизнесу никакого отношения не имеют.

В этой связи я хоть и критически отношусь к императивному регулированию государством размеров благотворительности, всё же надеюсь, что анонсированный Президентом специальный указ, регламентирующий процесс благотворительности крупным бизнесом, появится, и вопросы, которые сейчас тревожат многих бизнесменов, будут сняты.

Возвращаясь к теме рисков создания фонда именно в такой форме, можно в качестве допущения пофантазировать на тему одного «если».

А что, если учредители фонда, как высший орган управления, завтра примут решение о внесении изменений в учредительные документы, изменят цели его деятельности, полностью сменят членов попечительского совета и освободят от должности руководителя фонда?

Кто им сможет запретить сделать это по закону? А главное, что будет с деньгами, собранными фондом, которых там уже около 100 млрд. тенге?

Для успокоения можно отметить, что приведённое мной допущение именно в нашей реальности вряд ли произойдёт, но когда речь идёт о планировании работы подобных организаций в расчёт должны браться самые невероятные сценарии и только если идея проходит самый жёсткий стресс-тест и есть механизмы решения потенциальных проблем законными способами, то можно начинать проект и рассчитывать на то, что он будет устойчивым и эффективным.

Очень надеюсь, что присущий мне профессиональный юридический скептицизм окажется ошибочным и никаких сложностей в реализации поставленных Президентом задач фонд не испытает, хотя мне кажется, что когда очередь дойдёт до принятия конкретных решений по расходованию средств фонда, то щепетильные вопросы будут возникать очень часто. 

Источник ФБ, Иллюстрация на обложке из открытых источников.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33