среда, 19 июня 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Temasek: дубль три

В конце прошлого года ходили упорные слухи о том, что ФНБ «Самрук-Казына» доживает последние месяцы. Одна из главных причин, по которой якобы это решение пока не принято – проблема обслуживания долгов квазигоссектора. В итоге, Назарбаев поручил в очередной раз за последние годы трансформировать фонд "Самрук-Казына" по модели сингапурского холдинга Temasek. Государство упрямо пытается доказать свою состоятельность как менеджер. Но ведь главный секрет успеха сингапурского госхолдинга в том, что он работает как частная корпорация. И никаких компромиссов.

Возобновившиеся разговоры о том, что в казахстанском управлении госактивами нужны очередные изменения и почему бы нам все таки не замахнуться на собственный Темасек (сингапурский холдинг являющийся одним из признанных эталонов в сфере госуправления) вызывают совершенно четкие ассоциации с уже довольно давними временами создания "Самрука". Тогда туда были переданы в управление нацкомпании, еще не успевшие обрасти большим количеством "дочек" и "внучек", каждая из которых в свою очередь обладала собственными амбициями в части корпоративного управления. Ссылки на Temasek, в частности, звучали едва ли не через слово, когда на тот момент министр экономики и бюджетного планирования Кайрат Келимбетов презентовал для журналистов необходимость создания «Самрука». Тогда говорилось о двух конкурирующих моделях " суперхолдинга" по управлению госактивами и альтернативе в виде аполитичной структуры из 50-100 "суперменеджеров" в том числе иностранцев, нацеленных на долгосрочный прирост рыночной стоимости нацкомпаний, который было, правда, трудно ощутить в условиях отсутствия биржевого листинга и частных акционеров. Влияние на активизацию фондового рынка называлось одной из важных, но не мгновенно решаемых задач. Обнаружилось, что министерства не в состоянии эффективно представлять государство в советах директоров нацкомпаний, и министр экономики с сочувствием говорил о своем заместителе, более или менее усердно входившем в советы директоров шести госинститутов. Концепция аполитичной высокопрофессиональной управленческой структуры победила в виртуале с большой помпой. В реальности же у ребеночка очень быстро прорезались зубки суперхолдинга. Если в постсоветском ВПК попытки собрать в рамках конверсии детскую кроватку приводят к тому, что собирается пулемет, любые сногшибательные управленческие реформы в экономике приводят к тому, что появляется некая структура с чертами индустриального отдела ЦК. Спустя несколько лет после намерения привлечь 50 - 100 суперуправленцев особенно абсурдно смотрелись деликатные попытки лимитировать присутствие в менеджменте фонда носителей громких фамилий.

"Самрук", а потом "Самрук- Казына" переживали разные эпохи. Сначала это был главный диверсификатор экономики, но под этим флагом фактически происходила экспансия государства, причем не куда-нибудь в нефтехимию, где возможности частного капитала ограничены, а в сектора, где уже конкурировали казахстанские и иностранные частные инвесторы. Затем, после начала кризиса, госхолдинг стал главным антикризисным инструментом государства, обеспечивая ликвидностью проблемный банковский сектор и достраивая жилье для дольщиков. Чисто антикризисные функции выполнялись с грехом пополам, но среднесрочное управление попавших в руки государства активов было по-настоящему "слоновым".

В период девальвации тенге 2014- 2015 годов у холдинга появилось новое амплуа: гаранта для нацкомпаний, набравших в период экспансии слишком большой объем валютных долгов, иногда беря их на себя, как в случае с Кашаганом, иногда способствуя их рефинансированию в тенге. Кстати, любая нестабильность может осложнить ситуацию с долгами квазигоссектора. Вероятность получения поддержки со стороны государства в кризисных ситуациях остается одним из ключевых рейтинговых факторов и в 2015 году бывали ситуации, когда рейтинги холдинга "Байтерек" были ниже уровня некоторых входящих в него институтов и ниже рейтингов «Самрук- Казыны» именно из -за вероятности получения государственной поддержки. При этом, снижение рейтингов в результате реформ госхолдингов может влиять как на стоимость нового долга нацкомпаний, так и на срабатывание ковенант по старым долгам.

Ситуация с внешними долгами компаний, входящих в состав " Самрук- Казыны", несколько улучшилась за год. По информации, предоставленной Фондом мажилисменам, долги компаний холдинга снижены с максимума в 23 миллиарда долларов до 16 миллиардов, причем эта сумма должна была еще немного снизиться в результате последних погашений АО KEGOC. Ожидается, что будут введены также предельные ограничения для долга квазигосударственного сектора, который после 2020 года не будет превышать 25% от ВВП. Но нет ни одной причины полагать, что решена основная задача, стоявшая перед холдингом – эффективное управление госсобственностью, повышение ее рыночной стоимости.

Закономерно, что при создании нового госхолдинга по управлению институтами развития - " Байтерек", снова сверхактуальной оказалась сингапурская управленческая модель. На сей раз, правда, "волшебным словом" для посвященных, стало не " Тemasek", а имя государственного сингапурского агентства SPRING, в чьи функции входило прежде всего устранение барьеров для МСБ. Один из его основателей вошел в совет директоров "Байтерека". На казахстанской почве, правда, новация вновь получила причудливое развитие, и институты развития все более оказывались вовлечены не в создание условий для бизнеса, а непосредственное осуществление каких-то государственных программ. Последняя история с экс-министром национальной экономики демонстрирует, что управленческая модель оказалась вновь очень далекой от стандартов, заявляемых в момент ее создания.

Тот факт, что, спустя почти 12 лет применительно к " Самрук- Казыне" опять -таки говорят об опыте Temasek, скорей всего, означает необходимость хоть как-то идеологически обосновать организационные пертурбации и кадровые перестановки. С огромной помпой презентованная и щедро оплаченная зарубежным консультантам программа трансформации «Самрук-Казына» вернулась на исходную точку. Но если все эти двенадцать лет мы могли себе позволить играть в рулетку, то теперь фишки кончились, а администрация казино поиздержалась.

Оставить комментарий

Общество

Прошу винить судью! Прошу винить судью!
Ботагоз Сейдахметова
12.01.2017 - 14:43
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33