понедельник, 15 апреля 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Как Magnum борется с инфляцией

Александр Муравьев, коммерческий директор Magnum Cash&Carry ответил на вопросы exclusive.kz о том, ждет ли нас товарный голод, как их поставщики реагируют на санкционные ограничения и как торговая сеть пытается контролировать цены, занимая 8 процентов доли на рынке продуктов питания.

– Известно, что с января 2019 года Magnum получал льготный заем для удержания цен на социально значимые товары от «Социально-предпринимательской корпорации «Алматы». О каких суммах идет речь и на каких условиях они выделялись?

– В общей сложности в период с января 2019 по март 2022 разными траншами мы получали более 13 млрд. тенге по процентной ставке 0,01%, из которых уже погашено более 9,5 млрд. Это оборотные средства для расчета с поставщиками продукции за крупный опт. За счёт этого поставщики могут фиксировать низкие цены на определенный период. По мере продажи поступившего товара средства возвращаются СПК, и они аккумулируют их для новых кредитов по этой программе сдерживания цен на социально значимые продовольственные товары.

Таким образом, на счетах Magnum эти средства не задерживаются – СПК удобнее работать с крупными торговыми сетями, которые сами коммуницируют с производителями и поставщиками, чем заключать десятки параллельных договоров.

Ключевым условием для получения займов является наличие у компании банковской гарантии, которая обеспечивает возвратность денежных средств. Крупные торговые сети соответственно являются гарантом возврата денежных средств, ведь это все-таки заем, чего нельзя добиться от производителей в таком количестве.

– По какому принципу выбираются поставщики СЗПТ?

– Они выбираются исходя из их предложений: соответствия цена/качество, возможности поставки необходимых объемов, уровня сервиса поставки, оценки покупателями продукции. Эксклюзивных прав на поставку нет ни у кого.

– Можете назвать разницу в закупочных и розничных ценах?

– Каждый договор с поставщиками содержит пункт о конфиденциальности, это стандартные договоры в сфере торговли для всех сетей. Но можно озвучить размер торговой наценки в процентах. На социально-значимые товары она наименьшая, в среднем 3-5%.

Например, мука 1 сорта и хлеб производства «Аксай-Нан» реализуются с нулевой наценкой, то есть по себестоимости. Наценка на рис, картофель, лук, морковь, капусту, соль – 1%, на макароны – 2%. На молочные продукты в среднем 7-10%, но на мясо (говядина грудинка) – минус 15%.

Такой размер наценки не покрывает расходов торговой сети на персонал, освещение, отопление/кондиционирование и прочее. Даже просто процент брака как правило составляет 3% (и покрывается за счет торговой сети), а по стандартам допустимый процент брака на свежие овощи, например, 10%.

Соответственно, для Magnum данный проект является социальным, а не коммерческим – благодаря торговле социально значимыми товарами в сотрудничестве с СПК и акиматами мы поддерживаем наших покупателей в трудные времена.

– Получают ли аналогичные субсидии другие торговые сети?

– Но почему вы все-таки пошли на то, чтобы получать субсидии?

– Мы самая крупная торговая сеть и, естественно, несем в том числе и социальную функцию. Во многих городах страны мы оказываем достаточно влияние на стоимость социально значимых товаров, хотя занимаем на этом рынке РК не более 8%. А в основном на инфляцию влияют представители традиционной торговли, в которых ценообразование не регулируется.

– Значит ли это, что прекращение субсидий – это, скорее, позитив для вас, чем негатив?

– Скорее, да, чем нет. Если говорить про нашу финансовую отчетность, то это позитив. Дело в том, что мы уже настроили операционную работу так, чтобы работать через СПК. Есть возможность иметь прозрачную работу по мониторингу цен и отчетности перед акиматом. Это помогает им понимать конъюнктуру рынка СЗПТ, а нам и производителям помогает поднимать проблемные вопросы в секторах.

– Какие другие механизмы вы используете для удержания цен?

– Во-первых, мы всегда работаем над тем, чтобы быть лучшими в ценах на социально значимые товары: подсолнечное масло, гречка, сахар, крупы, молочная продукция. Здесь действуют понятные принципы конкуренции и рыночной экономики, то есть мы переписываем конкурентов, они переписывают нас, и мы постоянно снижаем цены до предельного уровня. Этот подход действовал и будет действовать вне зависимости от наличия договора с СПК.

– Как отразились санкционные ограничения на работе с поставщиками импортной продукции и по каким категориям товаров?

– Поэтому мы попросили правительство упростить схему регистрации и сертификации новой продукции, и оно довольно оперативно отреагировало. Это очень поможет производителям перестроить цепочку поставок.

– А какова ситуация с внутренними производителями?

– Безусловно ряд производителей испытывают трудности с получением сырья для производства продукции: им тоже нужно перестраивать цепочку поставок, искать альтернативы для получения сырья. Мы со своей стороны также ищем альтернативные поставки из других стран для разнообразия на полках.

– Изменится как-то стратегия взаимодействия с сельхозпроизводителями?

– Текущая ситуация влияет на фермеров с точки зрения получения удобрений, сырья и прочего. В условиях ограничений по экспорту из РФ им тоже приходится искать альтернативы, что тоже скажется на стоимости продукции осенью, но предугадать насколько, достаточно сложно.

– За счет чего компенсируется разница между закупочной ценой и ценой производителя? Как вообще формируется ценовая политика?

– Вы сказали, что Magnum занимает не более 8% общего объема продуктов питания. А где остальные 92%?

– В целом по стране на традиционную торговлю приходится 65-70% товарооборота. Это базары, мелкие магазины и другие торговые точки. Таким образом, на цивилизованную торговлю остается 30-35%, и они распределены между 15-20 розничными сетями, среди которых Magnum занимает значительную долю.

– Можно ли создать какую-то систему поощрений для вывода из тени так называемой традиционной торговли?

– У нас еще очень сильна потребительская привычка покупать на базарах и неорганизованных магазинчиках, хотя гипермаркеты дают фантастический выбор товаров и более низкую цену. Сейчас наряду с ними популярны «магазины у дома»/«дукены», которые покрывают все ежедневные потребности человека: молочка, овощи, фрукты и прочее. И этот тренд развивается – магазины современной торговли становятся все меньше и теперь все чаще открываются прямо в жилых комплексах. Для покупателя это очень удобно – достаточно спуститься во двор.

– Сейчас вы очень активно развиваете это направление, мотивируя клиентов кешбэком…

– Насколько я знаю, была идея сделать франшизу Magnum для маленьких магазинов у дома. Она будет реализована?

Чтобы франшизная модель работала, нужно жесткое соблюдение единых стандартов, как этого добился, например, тот же McDonald’s. Но это очень долгий и сложный процесс.

– Возвращаясь к субсидиям. Насколько рыночной является мера субсидирования продуктов? К тому же, если Magnum может контролировать не более 8% рынка продовольствия, какой смысл это делать?

– Во-первых, на нас, с точки зрения ценообразования, все же ориентируются все торговые сети. Мы создаем конкуренцию, выполняем роль «маркетмейкера».

В России, например, соотношение цивилизованной и традиционной торговли составляет 80 к 20, за счет чего удается контролировать инфляцию на социально значимые товары достаточно эффективно. Не скажу, что я поддерживаю такие меры. Чем рыночнее структура, чем меньше вмешательство государственных органов, тем лучше. По сути дела, рыночная экономика создает цены.

– Тем не менее, с учетом неопределенности ситуации с одной стороны и большой ролью государственного регулирования с другой, каких мер вы ждете от государства?

– Делать прогнозы сейчас трудно, как никогда. Поэтому, государство очень поможет, если упростит для производителей процесс сертификации.

Во-вторых, оно может упростить взаимодействие с другими странами в случае возникновения дефицита продукции. Я имею в виду облегчение импорта, а именно таможенных процедур, декларирования и вообще прохождение всех проверок.

И конечно, освобождение от налогов и льготное финансирование производителей социально значимой продукции.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33