понедельник, 15 апреля 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Почему системе МВД не нужны профессиональные кадры?

На прошлой неделе случилось небывалое: бывший сотрудник Алматинского ГАИ вышел на одиночный пикет с плакатом: «Кто в Казахстане может рассчитывать на справедливый суд?». Так он выразил свой протест против судов и руководства Департамента полиции Алматы, который весной 2017 года уволил его по надуманным, как он считает, обстоятельствам.

– Меня уволили за то, что я погасил административный штраф за нарушение правил дорожного движения «по поддельной квитанции», – рассказывает бывший полицейский Дармен Шинибеков. – Но в должностных инструкциях сотрудника административной практики дорожной полиции нет ни слова о том, должен ли он проверять эти квитанции на подлинность. Это сейчас проведена интеграция с налоговыми органами и штрафы за нарушение ПДД погашаются в режиме онлайн, но в 2017 году мы вручную вносили данные в республиканскую базу. Так как это дело хлопотное и, как выяснилось, очень опасное, мы пытались с этим бороться. У меня есть ответ от налоговых органов Алматы, к которым я обратился в 2016 году с предложением совместно делать сверки о поступлении денег в бюджет в режиме онлайн. Налоговики посоветовали обратиться с этим вопросом в департамент казначейства Алматы, а там сказали, что как только ДВД города одобрит и профинансирует этот вопрос, дорожная полиция может создать совместный с налоговиками портал. Но наше руководство и слышать не захотело об интернет-среде. Сказали, что денег на это нет.

В моем случае в наш отдел принесли квитанции о погашении штрафов за нарушение ПДД на сумму 638 тысяч тенге за период с 17 февраля по 1 марта 2017 года. Мы их, как всегда, вручную внесли в базу, но позже выяснилось, что деньги не поступили в бюджет. Пошли служебные проверки. При этом экспертизу на подлинность квитанции никто не проводил и не провел до сих пор. Просто сделали сверку с банками второго уровня, но их сотрудников на причастность к подделке не проверяли, хотя вполне возможно, что эти квитанции они же и изготовили.

По результатам служебных проверок руководство ДВД Алматы вынесло голословное, ничем не подтвержденное до сих пор обвинение в том, что мы, сотрудники административной практики, пользуясь должностным положением, умышленно погасили данные штрафы, получив за это «денежное вознаграждение». Уголовное дело при этом было возбуждено на неустановленных лиц, изготовивших эти квитанции. Именно поэтому оно, видимо, вскоре было приостановлено.

Тем не менее 21 апреля 2017 года меня, как заместителя начальника отдела адмпрактики дорожной полиции Алматы и двоих рядовых инспекторов уволили «за грубое нарушение служебно-воинской дисциплины и за невыполнение требований и приказов вышестоящего руководства». В чем это выражается, ДВД Алматы объяснить не может до сегодняшнего дня, хотя прошло свыше пяти лет. На все мои письменные запросы – в чем же выразились мои действия и бездействия, в результате которых было допущено нарушение, мне лишь пишут, что я проиграл гражданский суд.

Поясню: когда обратился с иском о своем незаконном увольнений в Алмалинский суд №2, то судья указал в своем решении – «явно видно, что квитанции поддельные», и отказал в его рассмотрении. Апелляционный суд ответил то же самое, а Верховный суд даже не стал рассматривать мое заявление, заявив, что оснований для пересмотра решения нижестоящего суда нет. В Генеральной прокуратуре ответили, что я не отношусь к категории лиц, имеющих право на защиту.

Когда в 2021 году был образован административно-процессуально правовой суд, в чью задачу входит рассмотрение незаконных административных актов, вынесенных госучреждениями, я снова начал переписку с ДВД Алматы. Вопрос был тот же – за что меня уволили? Одновременно я отправил запрос в МВД – обязан ли сотрудник адмпрактики проверять квитанции на подлинность, но его по какой-то логике направили в ДВД Нур-Султана. Оттуда пришел ответ – сотрудники адмпрактики столицы не проверяют квитанции об оплате штрафов на подлинность.

Приложив этот ответ, я написал заявление в ДВД Алматы с просьбой отменить результаты служебной проверки от 2017 года, но получил очередной дежурный отказ с припиской, что я проиграл гражданский суд и поэтому решение является законным.

Так как все законные возможности доказать свою невиновность были исчерпаны, в мае этого года я вышел на одиночный пикет на площадь Валиханова в Алматы. Власти города никак не отреагировали на него, поэтому я написал письмо на имя руководителя Администрации Президента и министру МВД, где поставил вопрос о повторном проведении служебной проверки. АП отправила одну половинку моего письма в Генпрокуратуру, а другую – в МВД, Теперь жду ответа от них.

Добавлю, аналогичные случаи, когда владельцы автомобилей приносили поддельные квитанции, случались довольно часто. Но наказание ограничивалось дисциплинарным взысканием и уже точно не увольнением. У особого отношения ко мне есть своя предыстория.

В системе МВД я проработал больше 20 лет. Долгие годы получал только поощрения. Взыскания, один за другим, посыпались на должности, с которой меня уволили, – заместителя начальника отдела адмпрактики дорожной полиции Алматы. В основном они были за слабую взыскиваемость административных штрафов. Дело в том, что наше руководство требовало взымать их со всех водителей, которым нужна была какая-то справка с нашей печатью. Законно это или нет, неважно. Главное – выполнить план по пополнению казны.

Например, человек потерял номер машины, а мы, чтобы подтвердить это, требуем с него оплаты всех висящих на нем штрафов, хотя это вообще-то компетенция судебных исполнителей. Или, например, поставили, машину на штрафстоянку за отсутствие прав. Когда только хозяин предъявит их, мы обязаны выдать ему автомашину, но сотрудник адмпрактики вынуждает его отплатить штрафы даже за предыдущие годы, хотя по закону они аннулируются, если не взысканы в течение года. Бывали случаи, когда человек приезжал, чтобы забрать свою машину, с квитанцией об оплате штрафов, но в базе они все еще висят непогашенным, так как они числятся где-то в районе или даже области. И что делали наши сотрудники? Отправляли хозяина машины, допустим, в Кзылорду, чтобы он оттуда привез подтверждение, или же оплатил второй раз. Однажды к нам приехал 80-летний аксакал из Жанатаса. Когда я спросил местную сотрудницу, зачем она гоняла человека в Алматы, если можно было просто позвонить нам и мы бы ей отправили квитанцию, та ответила, что это не ее проблемы. Сам я обычно так и делал – отправлял их по звонку коллег по месту требования, но руководству это не нравилось, оно требовало повышения взыскаемости, а я, получается, пошел вопреки системе. То, что начальник отдела неоднократно писал на меня рапорты за то, что я выдаю машины без оплаты штрафов, меня не останавливало, потому что закон был на моей стороне. Если уж на то пошло, то сотрудники дорожной полиции вообще не имеют отношения к взысканию штрафов, тем более – в принудительном порядке. У человека есть месяц на добровольную оплату любого штрафа, только после этого материалы отправляются к судебному исполнителю.

Меня, наверное, спросят, почему я, зная, что органы внутренних дел является одними из самых коррумпированных структур в Казахстане, пришел сюда работать? Так вот, единственная причина, которая привела меня сюда, – безработица 90-х. Когда я окончил школу, родители были уже на пенсии, денег в семье не хватало, а учеба в школе милиции в Павлодаре была бесплатной, плюс здесь кормили и выдавали форму. После ее окончания (с отличием, кстати) меня направляли в академию МВД, но она имела техническую направленность и я поступил в Карагандинскую высшую школу милиции, где отучился на юриста-правоведа. .

В Таразе, куда меня направили после ее окончания, работать не смог – всю зарплату нужно было отдавать начальнику РОВД, и я перевелся в Павлодар. Там я поднялся от простого инспектора патрульно-постовой службы до начальника штаба батальона дорожной полиции, после чего пошел на повышение – в МВД старшим инспектором отдела профессиональной подготовки. Ирония судьбы в том, что я принимал аттестацию у заместителя начальника ДВД Жамбылской области, который когда-то принимал меня на работу.

На юг я вообще не собирался ехать. Ни Алматы, ни Тараз, ни Шымкент меня не устраивали. Я знал, что уровень коррупция в органах здесь зашкаливает, но старший сын заболел лейкемией. Я привез его в Алматы на лечение в 2007 году, да так и остался здесь. Поскольку я профессионально работаю с документами, то вначале взяли юристом в батальон дорожной полиции, потом назначили начальником отдела дорожно-патрульной службы. Первые два месяца жил в машине, потом у одноклассницы матери в «Казахфильме», в цокольном этаже своих бывших соседей из Тараза, в общежитии КазАТК... Квартиру мы снять не могли до тех пор, пока сын не выздоровел и жена (она – врач-педиатр высшей категории) не устроилась на работу. Сынок, моя отцовская гордость, закончил школу, сейчас учится на гранте в КБТУ.

Меня многие спрашивают, брал бы ли я взятки, если бы была возможность. А почему нет? Как можно прожить на 70 тысяч тенге без квартиры и двумя детьми? Но я никогда, к счастью или несчастью, «на линии», то есть на дорогах, в ГАИ не работал.

В 2011 году начальником ГАИ Алматы стал майор Редько. У него была странность – требовать выявления нарушений среди личного состава и, как минимум, одного человека в день увольнять. Так и говорил: «Ты должен каждый день приносить мне на стол по одному удостоверению». Не знаю, чего он хотел добиться, но я отказался и меня понизили в должности – поставили заместителем начальника отдела адмпрактики, откуда в апреле 2017 года и уволили.

Сегодня я пришел к выводу: добросовестные сотрудники системе МВД не нужны. А ведь я отучился за счет государства, чтобы стать профессиональным полицейским целых 8 лет. Кстати, в Алматы все сотрудники полиции приезжие. У местных, как правило, образование позволяет найти другую профессию. А у нас, если называть вещи своими именами, чем сотрудник глупее, тем лучше – ему дали приказ и он его тупо выполняет, тем более, это, как правило, выгодно…

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33