пятница, 14 июня 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Сможет ли АПК стать драйвером экономики?

Президент РК поручил  выработать согласованные решения в отношении трех проблемных агрохолдингов. А несколькими днями раньше разрешил Нацбанку «не жалеть никого». Кого имел в виду Назарбаев?

Речь идет о компаниях «Алиби» «КазЭкспортАстык» и «Иволга». А также о тех банках, которые их кредитовали все последние годы. Точнее, их акционерах. Чуть ранее наш портал уже писал о катастрофической ситуации в зерновой отрасли, которая может привести к тому, что Казахстан потеряет свой статус зернового экспортера

Напомним, что три крупнейших агрохолдинга контролируют в общей сложности более  5  млн.гектаров посевных из 11 млн. гектаров по стране,  включая привязанные к ним крестьянские хозяйства. Их совокупный долг перед банками  4,6 млрд.долларов. Сегодня все они банкроты, а следовательно,  высока  вероятность того, что через год Казахстан будет импортировать зерно, а тысячи сельхозпроизводителей будут разорены.

Странно, что решение проблемы возложено на минсельхоз и акимов. Неясно, как они решат проблему до 1 марта, если «в основном это финансовая задолженность перед банками второго уровня».

К нашему огромному счастью, кризис обнажил  такое количество проблем, обнаружить которые в период роста было практически невозможно. А без этого невозможно качественное изменение экономики.

Например, мы наконец-то увидели, что банковский сектор Казахстана - это полная профанация и источник доходов для менеджмента и акционеров в основном за счет  денег вкладчиков и государства.

Оказалось, что наша нефтяная держава так и не решила проблему своего обеспечения ГСМ. Вложенные миллиарды тенге так и не обеспечили глубокой переработки нефти, появление новых НПЗ, а существующие, судя по их чистым активам, практически все банкроты. Нет нормальных собственных сетей АЗС и мы фатальной зависимости от российского бензина.

Строительный рынок поделен между парой-тройкой компаний, которые с трудом сводят концы с концами и большинство их обязательств будут списаны в убыток банковскими структурами. Выживут только те, кто имеет доступ к государственным деньгам.

Впервые за многие годы в Послании Президента прозвучал тезис о том, что агропромышленный комплекс может стать драйвером экономического роста. Но эти амбиции выглядят, мягко говоря, наивно, поскольку даже зерновая отрасль, традиционно считавшаяся одной из самых перспективных, с каждым днем приближается к финансовому и социальному  коллапсу.

А это уже вопрос продовольственной безопасности. И государство долгие годы бережно взращивало эту проблему, игнорируя, а точнее, поддерживая интересы  латифундистов. Что же в итоге мы получили?

1. Огромный риск на одно предприятие. Каждый холдинг держит более 1 млн га земли, а три холдинга,  с учетом привязки соседних хозяйств, контролируют до 50 процентов рынка зерновых. Это значит, что если хотя бы одно из них не проведет посевную, то в Казахстане начнется дефицит зерна. При этом, скорее всего, большая часть земли находится в аренде. Поэтому, эти агрохолдинги, как наши крупные банки – too big to fail.

2. Большая часть активов этих хозяйств сформирована за счет кредитных ресурсов и падение хотя бы одного из них может спровоцировать проблемы всей банковской отрасли Казахстана. Поэтому, вытекающие отсюда последствия будут иметь мультипликативный характер не только для экономики, но и социального фона.

3. Тысячи фермерских хозяйств, привязанных к работе этих холдингов, являются основными источниками доходов населения этих регионов и закрытие хотя бы  одного из них приведет к возникновению социальной напряженности в целых регионах.

4. Большая часть инфраструктуры находится у данных холдингов и от них зависят большинство средних и мелких хозяйств, которые потом продают им свою продукцию. Это может привести к тому, что данные хозяйства также будут испытывать трудности, так как у них нет хранения и нет рынков сбыта.

Конечно, нужно изучать детально положение каждого из холдингов, но то, что уже Президент говорит о проблемах - это не очень хороший знак.

Как мы уже писали, оптимальный размер хозяйств должен составлять 50-60 тыс га. Это примерный тот объем посевных, при котором фермер может полностью контролировать процесс, при этом использовать лучшие технологии, максимальную загрузку техники и оборудования хранения и получать отдачу от масштабов производства.

Логичнее всего - разделить три холдинга на 100-150 хозяйств, и через отдельную компанию, скорее всего, на уровне государства, наладить хранение и продажу зерна. Причем, десять лет назад эта модель успешно работала на базе  Госпродкорпорации. Уже тогда крупный государственный зерновой трейдер не только закупал зерно у тысяч фермерских хозяйств, но и привлекал доступные финансовые ресурсы, в том числе и за рубежом. Кто и почему ликвидировал эту схему, это отдельный вопрос.

Сейчас минсельхоз, обжегшись на крупных агрохолдингах, кинулся в другую крайность – поддержку ЛПХ (личных подсобных хозяйств). Но, как обычно, выход должен быть где-то посередине, иначе через пару лет нам скажут, что и эта модель оказалась нежизнеспособной.

Ситуация с агрохолдингами назревала уже не первый год. Ее пытались решить через средства «Казагро», лонгирование кредитов, реструктуризации, но пределы консервации уже исчерпаны. Все лимиты на одного заемщика уже исчерпаны, как и способы обойти эти требования. Та же самая ситуация с залогами. Нацбанк пытается оздоровить ситуацию в банках, перед которыми стоит непростая дилемма между докапитализацией и консолидацией. А Президент разрешил г-ну Акишеву «никого не жалеть».

Минсельхоз и акимы сами не способны принять политическое решение. Нужны почти креативные консолидированные решения банков-кредиторов и самих топ-менеджеров агрохолдингов, которые должны вернуть свои активы государству и погасить ими хотя бы половину своих обязательств.

А вообще, эта ситуация обнажила фундаментальную проблему отсутствия системного подхода к финансированию не только сельского хозяйства, но и экономики в целом. Это одна из задач, которая должна быть хотя бы обозначена в предполагаемой Стратегии 2025.  Но для этого нужно вслух признаться в том, что мы должны принять ряд не сколько экономических, сколько политических преобразований.

В этом смысле определенные надежды внушают результаты работы Комиссии по земельной реформе при министерстве сельского хозяйства.

Во-первых, будет установлена процедура предоставления сельхозземель на конкурсной основе. Мы видим, что госзакупки не решили проблему неэффективного использования бюджетных средств, но, по крайней мере, затруднили этот процесс. Хотя бы потому, что не менее половины состава конкурсной комиссии должны быть из представителей общественных советов и негосударственных организаций.

Во-вторых, вводится мониторинг рационального использования земель и типовой договор, регулирующий условия сделки.

В-третьих,  для исключения предоставления больших земель в одни руки предусмотрено ограничение размеров земельных участков сельскохозяйственного назначения, которые могут находиться в аренде у казахстанцев.

В-четвертых, будут ужесточены требования к предоставлению сельхозземель в приграничных территориях. А именно – будет установлен запрет на предоставление земельных участков, расположенных в пограничной полосе и пограничной зоне иностранцам, лицам без гражданства, гражданам республики, состоящим в браке с иностранцами или лицам без гражданства, иностранным юридическим лицам или юридическим лицам с иностранным участием.

В-пятых, будут определены площади пастбищ вокруг сельских населенных пунктов, необходимых для удовлетворения нужд населения. В частности, будет введен запрет на их предоставление в землепользование.

Важно то, что все эти нововведения практически полностью вошли в окончательную редакцию Протокола земельной комиссии.

Но пикантность ситуации в том, что этот документ не совсем соответствует взрывоопасному изменению 26 статьи Конституции.

Какова будет дальнейшая судьба Земельного кодекса, зависит от того, как себя поведет мажилис, где представители крупных латифундий наверняка имеют своих сторонников.

Следите за нашими новостями.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33