воскресенье, 14 июля 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Азимжон Аскаров. История умирающего правозащитника

24 января суд в соседнем Кыргызстане оставил без изменения приговор 65-летнему Азимжону Аскарову - правозащитнику, ставшему известным на весь мир после кровавых событий в июне 2010 года в Оше. Он отбывает пожизненный срок, несмотря на то, что Комитет ООН по правам человека вынес решение, согласно которому власти КР должны немедленно освободить правозащитника из-под стражи и выплатить ему компенсацию за моральные страдания.

Против Аскарова выдвинуты обвинения в организации массовых беспорядков, убийстве милиционера. Примечательно, что вся доказательная база обвинения строилась на свидетельских показаниях самих же милиционеров, а ряд осужденных вместе с правозащитником людей впоследствии признали, что их заставили его оговорить под пытками. Имелись показания более десятка свидетелей, которые сообщили, что в момент убийства милиционера Мыктыкбека Сулайманова, в причастности к которому и обвинили Аскарова, он находился дома, но это не тронуло представителей кыргызской Фемиды.

Сам суд превратился в балаган. Десятки, вероятно заранее подготовленных женщин, в ходе разбирательства устраивали массовые истерики, оскорбляли адвоката Аскарова и кричали, не давая стороне защите огласить свои доводы. Азимжон Аскаров является лауреатом специальной награды Государственного департамента США в области защиты прав человека, узником совести его признал комитет по защите прав журналистов. После подтверждения ранее вынесенного приговора Аскаров принял решение объявить бессрочную голодовку, и вот уже третий день не принимает пищу, состояние его здоровья критическое и 65-летний человек явно не сможет долго протянуть в таком ритме.

Что будет означать для Кыргызстана возможная смерть Азимжона Аскарова? В действительности, очень многое. Иногда судьба и несправедливость по отношению к одному человеку могут произвести на общество куда больший эффект, чем смерть сотен. Есть очень циничная, но, увы, справедливая цитата Сталина «Смерть одного человека – эта трагедия, смерть тысяч – это статистика». Помимо удара по репутации кыргызской власти, эта жертва может стать самой наглядной демонстрацией того, что она, за более чем шесть лет, не сделала ничего, чтобы смыть кровавое пятно национализма, которое легло на нее и, по большому счету, на весь народ.

В свое время специальная международная Комиссия во главе с Киммо Кильюнен установила, что в результате резни, устроенной на юге Кыргызстана в июне 2010 года из общего числа всех убитых 74% были этническими узбеками, то есть шло фактическое уничтожение людей по национальному признаку. Власти Кыргызстана так и не смогли ответить на главный вопрос – кто был организатором этнической чистки, какую роль в ней сыграли правоохранительные органы и местные, а также центральные власти. Но, вероятно, ответ на этот вопрос мог содержаться в видеозаписи именно Азимжона Аскарова, который с самого начала кровавой бойни беспристрастно фиксировал все зверства. По его утверждению, на пленке были запечатлены высокопоставленные представители кыргызских властей, представители силовых органов. После задержания Аскарова эта кассета куда-то исчезла, а вместе с ней и документированная правда о том, что те самые «третьи силы», на которые ссылались кыргызские власти как на неких инопланетян, которые прилетели и всех поубивали, могли быть далеко не третьими, а очень близкими. Именно то, что Азимжан Аскаров был и есть носитель правды о реальном положении на юге Кыргызстана, в том числе о существующем здесь потворстве национализму, о том, как были насильно отобраны лакомые куски бизнеса у представителей узбекской общины, и является той причиной, по которой Алмазбек Атамбаев и его окружение не хотят выполнять решение ООН и нарушают собственную Конституцию.

Суд на Аскаровым показал, что Кыргызстан так и не стал демократическим государством, несмотря на весь флер. В суде прямо звучали заявления о пытках над правозащитником, о том, что ему сломали четыре ребра. Вероятно, именно эти методы и позволили местной Фемиде закрыть рты многим представителям узбекской общины, которым было что сказать об ужасах 2010 года.

«По моему делу власть Кыргызстана еще раз доказала, что не уважает не только международные документы по правам человека, но и Основной закон – Конституцию КР. Своими действиями государство не смогло сохранить лицо, ведь по показателю соблюдения прав человека оказалось на уровне Кубы. Как можно после этого считать себя правовой демократической страной? Что мне дальше ожидать от такого государства, в котором национальное меньшинство – узбеки – не имеют никаких прав? Действия властей против меня и других доказали, что против национального меньшинства органы дознания имеют право сфабриковать уголовное дело и осудить пожизненно, как меня. Я подвергся преследованию исключительно за использование своего права и прав нацменьшинства на свободу слова, которое гарантировано Международным пактом о гражданских политических правах, участником которого является КР. Почему люди из разных государств примыкают к ИГ? А потому, что нет доверия своим правителям. Радикализация – это 20-летнее несправедливое управление страной. После распада СССР в Центральной Азии граждане не имеют элементарного права. А узбеки в КР? В предыдущих судебных разбирательствах в плане того, как будто в этих событиях был один-единственный инцидент с печальным исходом? В этом судебном разбирательстве сторона обвинения никак не изменила ход маневра. Не было сделано ни шага для восстановления моего нарушенного права. Никто даже не обратил внимания на другие убийства, масштабное мародерство, поджоги со стороны группы людей Р. Бекназарова и М. Ниязова. Кто атаковал наши села с оружием и расстреливал мирных жителей? И сжег дома, принадлежавшие узбекам? По фактам я доказал, кто ответчики этого преступления. Сторона закона делала вид, что так и должно быть. По показаниям сотрудников милиции, определенная группа людей была вооружена. Можно ли после этого утверждать, что утром 13 июня 2010 года сотрудники, пришедшие к этой толпе, были без оружия? Как сотрудникам тогда удалось выйти из круга вооруженной толпы с минимальными потерями, по сравнению с аналогичными случаями? Ведь это практически невозможно. Потому что показания сотрудников милиции от начала до конца являются ложью. Но сторона обвинения крепко держится за ложные показания против меня. Я еще раз призываю Совет Безопасности ООН за неисполнение властями решения Комитета ООН по моему делу и дальнейшее неисполнение обязательств перед международным сообществом срочно принять специальную резолюцию по Кыргызстану, предполагающую создание международного учреждения с особым мандатом по борьбе с этнической дискриминацией в Кыргызстане и передать расследование событий июня 2010 года в Международный уголовный суд и принять жесткие санкции в отношении правительства Кыргызстана. Только в вышеизложенном направлении Совет Безопасности ООН может восстановить судьбы сотен незаконно осужденных узбеков. Расовая дискриминация в Кыргызстане была, есть и продолжается. Действиями против меня власть доказала, что мои крики и крики нацменьшинства не будут услышаны ни при каких обстоятельствах. В связи с вышеизложенным и исчерпанной моей надеждой на восстановление справедливости я объявляю бессрочную голодовку. Последняя просьба к друзьям и представителям международных организаций: не проводить издевательства над моим телом. Не проводить судебно-медицинскую экспертизу. Передать мое тело детям в целости и сохранности», - говорится в специальном обращении Азимжона Аскарова, переданном на волю.

Кыргызская власть глуха к аргументам правозащитника, может быть отчасти и потому, что глухота стала ее естественным состоянием. После недавнего трагического случая с крушением самолета над Бишкеком, когда погибли 38 человек, президент КР Алмазбек Атамбаев так и не нашел в себе мужество обратиться к гражданам, высказать сочувствие семьям погибших или хотя бы посетить место крушения. Ровно также Атамбаев глух к тому, что происходило и происходит на юге Кыргызстана и к судьбе Азимжона Аскарова, глух к призывам международного сообщества соблюдать Конституцию КР и подчиниться решению ООН и освободить правозащитника.

Фактически убивая в застенках Азимжона Аскарова кыргызские власти поступают не только бесчеловечно (возможно, в их наборе понятий, такого вообще не существует), но и не рационально с сугубо их прагматических собственных целей и задач.

Если Аскаров умрет в тюрьме, это станет клеймом на репутации властей КР и, в первую очередь, уходящего президента Алмазбека Атамбаева. Он войдет в историю не как первый лидер Кыргызстана, при котором власть была передана следующему президенту на свободных выборах, а как правитель, при котором правозащитники умирали в застенках. Это будет мощный удар по демократическим преобразованиям в Кыргызстане, да и всей Центральной Азии и отбросит единственную республику региона, которая хотя бы делала заявку на демократические преобразования, на годы назад. Главный же просчет может заключаться в том, что издевательства над Аскаровым станут мощным импульсом для узбекской общины Кыргызстана, подтверждением того, что власти не извлекли никаких уроков из ошских событий.

После жуткой трагедии новые власти Узбекистана проявили акт доброй воли и пошли на восстановление отношений с Кыргызстаном. Логичным ответным шагом могло бы стать освобождение из застенок лидера узбекской общины юга Кыргызстана. К тому же это освобождение бы происходило на вполне законных основаниях, так как есть соответствующее решение ООН. Вместо этого Бишкек решил демонстративно наказать самого известного узбека Кыргызстана. Будет ли это способствовать сближению двух народов и стран? Вряд ли. Главное, чему это точно не будет способствовать, так это восстановлению справедливости. Примечательно, что за убийство сотен узбеков юга Кыргызстана в этой стране ответственность понес именно узбек Азимжон Аскаров, но мы так и не увидели организаторов беспорядков из числа представителей местной власти, о чьей активности говорили все очевидцы трагических событий.

Оставить комментарий

Общество

Temasek: дубль три Temasek: дубль три
Николай Дрозд
17.01.2017 - 12:05
Обзор событий недели Обзор событий недели
Николай Дрозд
16.01.2017 - 18:28
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33