вторник, 25 июня 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Как трансформировались «разрешенные партии» Казахстана

Нас ждут, вероятно, самые интригующие парламентские выборы. Для того, чтобы понять, к чему готовиться, начнем с того, что имеем – с официально зарегистрированных партий и их месте на политической арене.

Быть в курсе

Для понимания происходящего вокруг, необходимо напомнить (а для кого-то – узнать) несколько, на наш взгляд, основополагающих моментов. В первую очередь, это пассивность электората. Иногда ее можно оценить в отрицательном сальдо – люди, когда им задашь соответствующий вопрос о политических партиях в Казахстане, начинают отмахиваться и считают вопрос чуть ли не провокационным. Поэтому настоящий срез и объективную оценку ситуации сделать трудно. Особенно, учитывая, что в официально зарегистрированных партиях числится миллионы казахстанцев, большинство из которых иногда об этом даже не подозревает или просто забыло. Кроме этого, еще немало их соотечественников поддерживают новые политические силы.

Что касается партстроительства, то очевидно, что сколько бы власть не заявляла о реформах в этой области и чуть ли не «льготном кредитовании» становящихся на ноги партий, этот процесс по-прежнему находится в строгих рамках, контролируемых режимом. Когда Акорда представляет свои нынешние действия в виде больших шагов в сторону демократии, то забывает о том, что люди с хорошей памятью помнят первое десятилетие независимости, когда свобод и возможностей было гораздо больше. Достаточно вспомнить, сколько партий участвовало в парламентских выборах в 90-х (уже по новой на то время Конституции) – в 1995 году их было десять, а в 1999-ом – уже дюжина. Об особенностях партконтроля (а точнее – контроля за партиями) со стороны государства мы будем говорить по ходу наших публикаций на заданную тему, а пока констатируем – в Казахстане официальный статус может получить только та организация, которая пройдет через сито проверок и не будет ничем угрожать (в политическом смысле) самой существующей власти. Что касается действующих партий, то они, так или иначе, находятся в прямом или почти прямом сотрудничестве с властью и, как привычно говорить, являются ее сателлитами.

Партия власти

«Нур-Отану» (простите, «Аманату») можно было бы посвятить отдельный материал, но мы ограничимся лишь некоторыми фактами, которые прямо или косвенно касаются нашей сегодняшней темы. Так, например, следует отметить, что у общества возрос интерес к деятельности этой партии. Но он не связан с ее поддержкой. Скорее, казахстанцы стали больше интересоваться политикой и понимать, что внутрипартийные дела имеют точечное влияние на политическую ситуацию в стране. Это касается, скажем, двух последних партийных съездов, на которых председателем AMANAT (а по совместительству – президентом РК) был озвучен ряд инициатив общегосударственного масштаба.

Вливание в партию власти «Адал» тоже является занятным эпизодом. По мнению большинства наблюдателей, это было сделано не для усиления первой, а для лишения статуса второй. Конечно, если бы завтра прошли парламентские выборы, то вряд ли она вошла бы в парламент даже учитывая, что в 2021 году ADAL получил в 12 раз больше голосов, чем в 2016-ом (3,57 и 0,29 процента, соответственно), вряд ли он мог рассчитывать на успех. Другое дело, что этой партией, при определенном политическом раскладе, мог воспользоваться тот, которого периодически называли ее хозяином. Мы не знаем, рассчитывал (или рассчитывает) ли Тимур Кулибаев на какой-то политический реванш, то Акорда, все же, предприняла превентивный удар. Ну и, конечно же, никаких внутриадаловских возмущений по поводу перехода в другой формат (а заодно – и в парламент) мы не услышали. Равно как и от внутриаманатовских – восторгов по этому поводу.

Сам же AMANAT достаточно активен, что говорит не столько и не только о том, что мы на пороге очередных внеочередных парламентских выборов, а скорее о реабилитации своего нур-имени. Теперь партия власти делает все, для того чтобы стать правящей партией. То есть, готовится в полной мере воспользоваться грядущими политическими реформами из второго пакета президента Токаева.

«Красные»

Интересно обстоят дела у так называемой Народной партии Казахстана, которую сравнительно недавно возглавил Ермухамед Ертысбаев. Он развил на своем канале кипучую деятельность, не только пиаря себя и свое новое место работы, но и попутно подвергая критике других – в первую очередь, журналистов, политологов, нацпатов. Надо обратить внимание, что Ермухамед Кабединович несколько раз отрицал предположения, что «народники» являются пророссийской партией. Однако, признаться, не слишком убедительно.

Вообще, термин «пророссийская» в настоящее время является обидным даже для тех, кто действительно является таковым – партия, СМИ или отдельный политик. Однако надо учитывать, что это не всегда означает прямую связь организации или личности с российской властью или спецслужбами. Скажем, просто можно придерживаться позиций, сходных с нынешними российскими или напрямую поддерживать их. В этом плане список «пророссийских» в Казахстане существенно разрастается. Часть из них можно с определенной уверенностью называть «пятой колонной», но это уже отдельный разговор.

Так или иначе, отрицание товарищем Ертысбаевым какой-либо связи с Россией, с одной стороны, лишь подтверждает это (слишком уж неубедительно, но ретиво доказывает обратное), а с другой – также является неуклюжей попыткой реабилитации и очищения имени. Ведь даже сами «народники», по сути, не отрицают, что остаются теми же коммунистами, что и прежде. Ну, может быть, не такими принципиальными, как большевики, но все же с похожей идеологией. В любом случае, НПК, теперь уже под предводительством Ермухамеда Ертысбаева, будет делать все, чтобы остаться в парламенте – для чего, собственно, и был проведен ребрендинг перед прошлыми выборами и сменен руководитель перед грядущими. Здесь можно было бы высказать сожаление, что наша страна и народ не прошли через декоммунизацию (благодаря чему мы бы уже давно жили в другой стране, не покидая пределы этой), но это, опять-таки, тема для отдельного разговора.

Другой парламент?

Объективно говоря, не только НПК, но и другие партии значительная часть электората не хотела бы видеть в мажилисе. На сегодняшний день такое мнение расширилось и укрепилось. Возьмем общепринятое неверие в честность выборов – в частности, прошедших в январе 2021 года, благодаря чему был сформирован нынешний состав депутатов. Там, как ни странно, немало мыслящих и читающих людей, которые должны понимать, что итоги прошлой избирательной кампании, мягко говоря, подкорректированы и, как следствие, не отображают истинной картины предпочтений электората. Таким образом, можно считать «избранных» парламентариев нелегитимными (равно как и их решения).

Стоит отметить, что немалая их часть была в составе парламента и в те времена, когда предпринимался конституционный переворот через внесения «изменений и дополнений» в Основной закон страны. Другими словам, они единогласно голосовали за все то, что Акорда сейчас пытается дезавуировать, но на этот раз используя «глас народа» – через то, что они называют референдумом. Кстати, нынешний ее хозяин, Касым-Жомарт Токаев, тоже дважды (в 2007 и 2017 годах) голосовал за поправки, которые усиливали роль первого президента и наделяли его дополнительными полномочиями (а заодно и ограждали от всех незапланированных бед). И не просто голосовал, а возглавлял верхнюю палату парламента. Более того, уже в 2019-ом стал инициатором еще одной поправки в Конституцию (пожалуй, одной из самых постыдных) – о переименовании столицы. Между прочим, по этому же основному закону, и.о. президента (а Токаев как раз был таковым на тот момент), не имеет право инициировать какие-либо изменения в Конституцию.

Но мы отвлеклись. В общем, как нам (и не только нам) кажется, нынешние депутаты и партии, которые они представляют, полностью дискредитировали себя. Это касается и другой парламентской партии – ДПК «Ак жол», которая, как и НПК, позиционирует из себя как оппозиционную, что, впрочем, также не помешало ей в свое время единогласно проголосовать за принятие закона о лидере нации, который сейчас хотят по-тихому «деактивировать», и за все другие прежние поправки в законодательство, за отмену которых сейчас рьяно выступают.

За бортом

Вне парламента у нас осталось два партии – «Ауыл» и ОСДП. Они из категории тех, кто проявляется только накануне выборов, поэтому особого интереса у электората не вызывают. Тем не менее, несколько слов о них сказать надо.

Если учитывать, что некоторые политические силы – уже имеющиеся или только зарождающиеся, могут воспользоваться ими, то, вполне возможно, переговоры на эту тему идут уже сейчас. Однако никаких внешних проявлений пока не видно, а инсайдерская информация весьма противоречива и недостоверна (например, о слиянии этих двух партий). При этом нужно учитывать, что эти «третьи силы» могут проявиться лишь позже – когда будет более-менее ясно со сроками досрочных выборов. Скорее всего, это будут какие-то переформатированные финансовые группировки, которые прежде делали ставку на действующую власть, но при этом не испытывали каких-либо политических амбиций. Сейчас же, с надвигающимся увеличением парламентской значимости, в том числе, по контролю за бюджетом, интересы таких групп могут сильно возрасти.

Впрочем, подробнее об этом мы поговорим в другой раз, а сейчас отметим, что «ауыловцы» и «социал-демократы» увеличат свои шансы лишь в том случае, если в бюллетене для голосования не появятся другие партобразования. Упомянутые группировки, если они разбираются во внутриполитической ситуации, не стали бы оголтело ставить на эти две партии. А вот, если создавать партию «с нуля», то это другое дело.

Продолжение следует…

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33