вторник, 23 июля 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Афганистан: у нас под боком зреет новая опасность

Пока взоры всего мира устремлены на войну в Украине, у нас под боком разгорается другой очаг напряжённости. Недавно на саммите ОДКБ в Москве Президент Касым-Жомарт Токаев вновь привлек внимание на афганской проблеме. Он отметил, что на фоне активизации вооруженных группировок в этой стране надо усилить меры безопасности южных рубежей Центральной Азии. Насколько реальна угроза с юга и каковы ее возможные проявления?

Как известно, последние двадцать лет ситуация в Афганистане удерживалась под относительным контролем коалиции НАТО. Под предлогом борьбы с международным терроризмом после событий 11 сентября 2001 года американцы и их союзники ввели сюда войска. Однако попытки построить новый демократический Афганистан потерпели фиаско. Низвергнутый режим талибов, другие патриотические силы все это время оказывали яростное сопротивление оккупантам. В конечном итоге западной коалиции летом прошлого года пришлось ретироваться. К власти вновь пришло Движение Талибан, признанное во всем мире террористической организацией. 

Столь стремительный разворот вызвал обеспокоенность у соседей. Среди них в самом уязвимом положении оказались республики Центральной Азии, учитывая потенциал их обороноспособности, а также наличие на афганской территории большого числа радикально настроенных выходцев с нашего региона. Тогда среди местных элит участились разговоры о том, что без помощи внешнего спонсора, в частности, России удерживать статус-кво не удастся. Это грозило бы дальнейшим усилением зависимости и утратой самостоятельности. 

Однако по сравнению с первым периодом правления талибов в 1996-2001 годах нынешние их предводители пытаются предстать перед окружающим миром в более приглядном виде. По всей видимости, были извлечены уроки из своего прежнего одиозного поведения, вызвавшего отторжение международного сообщества. Так, сразу после прихода к власти они заверили, что не вынашивают агрессивных планов против соседей, включая Центральную Азию. Напротив, была выражена заинтересованность в налаживании тесного экономического сотрудничества. Потенциальные партнеры в основной массе пришли к выводу, что уж если невозможно усмирить Талибан, то лучше договориться с ним. А далее с различными проектами, начиная с инфраструктурных проектов заканчивая развитием сельского хозяйства Кабул посетили миссии из Китая, России, Казахстана, Узбекистана, других стран.

Также, несмотря на 20-летнюю войну, Движение Талибан заявило, что более не рассматривают США в качестве врага. Глава МВД в правительстве талибов Сираджеддин Хаккани подчеркнул, что Кабул намерен соблюдать соглашение, заключенное в Дохе в 2020 году и не допустить превращения Афганистана в «убежище для террористов, нацеленных на американцев».

Послабления затронули и вопросы внутренней политики. Наиболее брутальные ограничения начали отменяться. Здесь имелись дополнительные резоны, рассчитанные на расширение поддержки в афганском обществе. Как бы то ни было, за 20 лет прозападной ориентации местные жители успели привыкнуть к светскому образу жизни. Поэтому, когда приверженцы радикального ислама взяли власть в свои руки, многие простые афганцы предпочли бегство. 

Впрочем, по мере укрепления контроля над страной внутри Движения Талибан произошёл раскол на сторонников той самой прагматичной линии и адептов строгих религиозных нравов. Причём, в этом противостоянии, судя по всему, последние берут верх. Например, к осени 2021 года в стране упразднили министерство по делам женщин, ограничили доступ девочек в школы, обязали женщин-телеведущих носить хиджаб, стали выступать против показа по телевидению фильмов с участием женщин. Дальше – больше. На улицах городов появилась так называемая «полиция нравов», контролирующая соответствие внешнего вида граждан канонам религии. Новые власти запретили музыку, кинотеатры, любые праздники, кроме мусульманских и т.д. Установлена жесткая цензура в СМИ и Интернет, действуют шариатские суды. 

Увы, подчинив 30-миллионную страну силою оружия, талибы оказались плохими менеджерами. Несмотря на солидную финансовую помощь арабских монархий в лице Саудовской Аравии, Эмиратов и Катара они не смогли обеспечить приемлемое качество жизни населения и безопасность. 

Другой напастью становится продовольственный кризис. Поставки продукции сильно сократились из-за общей нестабильности и в целом нарушения логистической цепи, вызванной в том числе военными действиями в Украине. На это наложилась засуха в большей части территории. По данным ООН сейчас почти половина населения Афганистана – 19,7 млн человек находятся на грани острого голода. Беспрецедентный объем гуманитарной помощи не в состоянии переломить негативную тенденцию. Для этого необходимо восстанавливать сельское хозяйство, налаживать разрушенные войной связи фермеров и сельских общин с городскими рынками, кредитование. Но для подобных мер нет ни времени, ни сопутствующих политических и иных предпосылок. 

Взамен усиливается агрессивная линия поведения. С начало текущего года произошло столкновение с участием талибов и пограничных подразделений Туркменистана и Ирана. Тегеран тогда назвал этот инцидент «недопониманием» со стороны солдат Талибана. Туркменистан воздержался от публичных комментариев. Однако среди соседей наибольший гнев Кабула вызывает президент Таджикистана Эмомали Рахмон. Ещё в январе он призвал Россию и страны ОДКБ создать пояс безопасности вокруг Афганистана для разрешения предполагаемого внутреннего конфликта между различными фракциями. Рахмон добавил, что на северо-востоке Афганистана размещено более 40 лагерей террористов. Талибы в ответ сообщают, что вынуждены укреплять свои северные рубежи, поскольку именно в этом направлении год назад бежали сторонники прежней власти и их армейские части. По их мнению, эти силы способны учинить серьезные неприятности для Афганистана. 

Так или иначе положение дел в зоне соприкосновения ухудшается. 7 мая на территорию Таджикистана из афганской территории было выпущено нескольких снарядов. Ответственность за удар взяли на себя боевики группировки Исламское государство Хорасан, которое состоит из этнических узбеков и таджиков, присягнувших на верность режиму талибов. А уже 14 мая на афганско-таджикском участке границы произошло прямое столкновение в районе Шерхан-Бандар. При этом около 200 таджикских водителей грузовиков застряли на афганской территории и могут стать заложниками. В самом Афганистане участились террористические атаки разрозненных сил, противостоящих талибам, в том числе узбекского генерала Дустума. 

Проблемы этим не ограничиваются. С нынешней весны обострились отношения Талибан фактически с единственным полноценным союзником и покровителем – Пакистаном. 16 апреля пакистанские ВВС нанесли удары по лагерям «Техрик-и-Талибан Пакистан» («Движение талибов Пакистана», ТТП) в провинциях Хост, Кунар и Пактика. Это стало ответом на обстрелы ТТП пакистанских пограничных постов. В Кандагаре жители провели демонстрации под лозунгами «Смерть Пакистану» и пригрозили «последствиями»,

Сложно ручаться, что действия талибов подчинены каким-то четким и далеко идущим планам. Скорее всего, как и 20-30 лет назад мы имеем дело со страной, представляющей собой сплошную зону нестабильности. Зоной, где несколько поколений выросло с оружием в руках, где главной статьей доходов служит контрабанда наркотиков. Сюда же стекаются радикальные элементы, включая ИГИЛ, вынужденные искать прибежище. Когда и в каком направлении может выплеснуться эта разрушительная энергия предсказать невозможно. Не менее сложно судить о том, кто из внешних спонсоров имеет большее влияние на Кабул. Однако Центральной Азии как самому слабому звену в окружении талибского Афганистана надо быть готовой к любому сценарию. Тем более, что по мере перевода части российской базы из Таджикистана и Кыргызстана в Украину, нарастания экстремистских настроений в самом регионе, а также слабой межгосударственной координации такие опасения лишь усиливаются. 

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33